Georgian (Georgia)English (United Kingdom)
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО СОВЕТСКОЙ ГРУЗИИ 30-х ГОДОВ

НИНО АСАТИАНИ

Изучение истоков профессионального градостроительства в Советской Грузии даёт возможность заключить, что в период зарождения грузинского советского градостроительства в республике была проведена большая работа, значение которой в истории грузинской архитектуры трудно переоценить.
Города дореволюционной Грузии, характеризовавшиеся низким уровнем благоустройства, развивавшиеся, в основном, стихийно, или же по примитивным стандартным схемам по причине полного отсутствия профессиональной градостроительной деятельности в Грузии тех лет, после установления Советской власти получили возможность качественного обновления и дальнейшего планомерного развития.
Грузинское советское градостроительство зародилось в начале двадцатых годов и, используя опыт мировой и советской градостроительной практики и науки, за сравнительно короткий срок вышло на уровень современного ему передового градостроительства, что было фактом огромного значения для Грузии.
Революционные сдвиги в социально-политической жизни, ставшие началом коренных перемен во всех областях общественной жизни грузинского народа, послужили толчком для столь быстрого развития градостроительства, которое явилось одним из значительных факторов социальной реформы и было призвано сыграть активную роль в перестройке общества по социалистическим принципам.
Именно социальные требования явились причиной развития градостроительства и резко изменившегося отношения к городу. С ними связана неотложная необходимость устранения следов социального неравенства в городах, создания равных для всех условий жизни, внедрения в быт населения принципов, ведущих к социальному прогрессу.
Для решения задач преобразования городов был привлечён опыт всего советского градостроительства, который к тому времени был уже накоплён на крупных стройках новых и социалистической реконструкций существующих   городов,  раз-

5

вернувшихся широким фронтом по всей огромной стране. Одновременно в Грузию были приглашены выдающиеся специалисты градостроители, сыгравшие значительную роль в становлении грузинской советской градостроительной мысли на начальном этапе.
Уже с первых шагов градостроительной деятельности в Грузии проектировщики пытались охватить основные вопросы передового градостроительства того времени. Создание оптимальной структуры города, упорядочение уличной сети, вопросы расселения, организации жилого квартала и общественного обслуживания, озеленения и художественного образа города, вот круг вопросов, которые затрагивались и по возможности решались в проектах того времени. Однако, и постановка и решение этих вопросов на каждой ступени развития градостроительства имела свои особенности, в силу реальных условий и возможностей республики.
Изучение предмета позволяет прийти к выводу, что решались эти вопросы, главным образом в два этана: первый — 20-е годы, второй — 30-е годы, которые характеризовались общностью основных целей.
В 20-х годах, в сложной политико-экономической ситуации, когда насущной необходимостью являлось решение самых неотложных задач нормализации городской жизни, когда делались только первые шаги для улучшения бытовых условий, благоустройства и частичной реконструкции наиболее тяжёлых участков уличной системы, основные вопросы градостроительства для практической реализации, разумеется не ставились, а тем более не решались, но уже зарождалась и развивалась градостроительная мысль, представшая в зрелом виде в генеральных планах городов, разработанных в 30-х годах.
Особое значение для формирования грузинского советского градостроительства, утверждения в нём передовых принципов, имеют 30-е годы, когда в Грузии разворачиваются градостроительно-планировочные работы и составляются проекты всех главных городов, явившиеся значительным вкладом в выполнении тех больших задач, которые с первых же дней социальных преобразований общества лежали в основе деятельности, направленной на организацию наилучших условий быта, труда и удовлетворения духовных потребностей городского населения.
Составление генеральных планов социалистической реконструкции и планировки городов, следует расценивать, как важнейшее событие в истории грузинского градостроительства, Фактически, с этого момента берёт начало профессиональное градостроительство в Советской Грузии, призванное комплекс-

6

но решать сложнейшие творческие и социально-экономические задачи развития городов. Достаточно окрепшая к этому времени экономическая база республики создала надёжное основание для осуществления большой государственной программы социалистической реконструкции городов.
Рост населения, территориальное расширение, развитие промышленности, интенсификация транспортного движения, возросшие культурно-бытовые нужды требовали незамедлительного составления перспективных планов развития социалистических городов.
К этому времени главные принципы советского градостроительства, в основном, уже определились. На основе союзных и соответствующих им республиканских постановлений разра-батываются нормы для руководства при планировке и реконструкции городов, т. к. несмотря на существование множества инструкций, ещё не совсем были ясны многие вопросы методологии.
В выработке всесоюзных норм участвует и Тбилисский - «Закавказский научно-экспериментальный институт сооружений», который работает над планировочными нормами для городов, совхозных и колхозных поселений.
В 30-х годах началось составление генеральных планов соц. реконструкции городов Тбилиси, Цхинвали, Батуми, Поти, Гори, Кутаиси и Сухуми.Основным материалом, используемым нами для исследования градостроительной деятельности 30-х годов в Грузии является проектный материал по реконструкции и планировке указанных городов, который находится в плохой сохранности, большей частью фрагментарен, тем не менее, являясь весьма ценным, даёт возможность составить ясное представление об изучаемом вопросе - Н. А.
По существующему положению, в первую очередь должны были составляться схемы районной планировки, где перспективы развития города и окружающего его района должны были решаться согласованно. Однако, при проектировании вышеназванных городов, эта стадия проектирования не была осуществлена, т. к. к тому времени ещё не были достаточно изучены природные условия и ресурсы районов, не были до конца определены перспективы развития народного хозяйства, транспорта, портов и др. Это обстоятельство, естественно, наложило определённый отпечаток на генеральные планы городов и в значительной мере обусловило некоторые их недостатки. Кроме того, оно вызвало и растянутость сроков выполнения проектных работ (Батуми, Поти и т. д.).
Составление и утверждение самих генеральных планов проводилось в две стадии. Первая стадия — социально-экономические обоснования и схема распределения территорий, после утверждения и на основании которых выполнялась вторая стадия — генеральный план города. Эта последовательность работ была соблюдена для всех городов.
Надо отметить, что социалистическая реконструкция городов в Грузии с самого начала была поставлена на уровень профессиональных требований времени. До начала проектирования происходило предварительное всестороннее изучение су-

7

шествующего положения. Изучались: история города природно-климатические условия, население, существующий жилой фонд, промышленность, транспорт, коммунальное хозяйство культурно-бытовое обслуживание, пригородная зона, местные строительные ресурсы и др. С учётом результатов исследований определялась демографическая и промышленная гипотеза, нужная для дальнейшего роста  территории, состав обслу-

1

живающей сети, транспорт, перспективы развития других градообразующих факторов и вырабатывались предварительные соображения   по  их  целесообразной  дислокации.   Все   вопросы

8

будущего города решались комплексно с учётом взаимосвязей и взаимовлияния.
Первым был проект социалистической реконструкции и планировки города Тбилиси Проект реконструкции г. Тифлиса, гор. архив «Тбилгорисполкома», ф. 14, оп. 2, арх. № 14. С учётом исторически сложившегося города проектировщики должны были создать город нового типа — столицу Грузинской Социалистической Республики и Закавказской Федерации — административный, политический, культурный и промышленный центр. Ещё до начала проектирования коммунальным отделом Тифсовета была проделана большая подготовительная работа, выработана и согласована с правительством перспективная программа, и хотя к этому времени в Грузии уже нет дефицита архитектурных кадров и проектное дело довольно упорядочено, в силу сложности и новизны задачи было принято решение пригласить для составления генплана столицы республики Харьковский «Гипроград»Первый  специальный   проектный  институт  по    проектированию    городов, созданный   в   1929   году,   История   Советской   архитектуры,  М. (1962), стр. 37.
Проектными работами, которые длились один год и были закончены к 1.4.1934 г. руководила дирекция «Гипрограда». В проектировании участвовала большая группа специалистов. Достаточно отметить, что только над первым вариантом работали 20 экономистов и 30 проектировщиков разных специальностей. Рядом с такими опытными мастерами «Гипрограда», как И. Малоземов и Г. Шелейховский, в составлении генплана участвовали и молодые грузинские архитекторы 3. Курдиани и Г. Гогава. Сначала же было разработано два варианта, различие между которыми заключалось, главным образом, в выборе различных участков территорий для дальнейшего роста города (конкретно см. ниже).
Первый вариант разрабатывала группа, которой руководил 3. Курдиани, второй вариант — группа под руководством Б. Приимака. После окончания проектирования, экспертной комиссией первый вариант был признан более реальным и целесообразным для осуществления.
По проекту, который был рассчитан на 25—30 лет, Тбилиси представлен самым крупным городом Грузии, как по демографическим признакам, так и по территории. Его население от 420 тыс. человек к проектному сроку должно было вырасти до 720 тысяч. Соответственно увеличивалась и территория от 3.700 га до 10 тысяч га.
Рост населения был связан с развитием значительных и многосторонних функций столицы социалистической республики, административно-политического, культурного и промышленного центра. По проекту, территориальное развитие соответствовало направлению естественного роста города. Из-за ограниченных возможностей развития в ширину, в стиснутом горными склонами ущелье, он значительно, почти на 10 км, вытягивался в длину вдоль реки, преимущественно в северном

9

направлении. Кроме уже освоенных проект охватывал новые территории в районах Ваке, Сабуртало, на северо-западной и северо-восточной окраинах Дигоми и Авчала, на юге — Нав-тлуги (по второму варианту, намечено было освоить вместо Дигоми, район Кукия на юго-восточной окраине и Авчала). После достижения проектной нормы количества населения, проект предусматривал ограничение роста города, в случае же повышения нормы жилплощади (по проекту 11 кв. м), авторы предлагали образовавать «города-спутники» или на прилегающих возвышенностях построить «Верхний Тифлис». Мысль использовать для застройки прилегающие крутые склоны, считавшаяся тогда нереальной из-за отсутствия соответствующих технических возможностей, оказалась довольно перспективной и в наши дни начата её реализация. Здесь же надо отметить, что в генплане была разработана проблема пригородной зоны, был произведён учёт естественных ресурсов для строительства и хозяйственных нужд города. Было учтено также, для смягчения городского климата и орошение пригородных земель, значение тогда ещё проектного «Тбилисского моря» — искусственного водохранилища, которое должно было расположиться на возвышенности к востоку от города.
Генплан Тбилиси тогда же получил высокую оценку как в республике, так и в союзном масштабе. «Первоклассная работа по своему качеству», — сказано в протоколе заседания экспертной комиссии в МосквеПротокол заседания объединенной экспертной комиссии Всесоюзного Коммунхоза при ЦИК СССР, Совнаркома Грузии и Тифсовета. 21.9.1934 г., гор. архив «Тбилгорисполкома», ф. 14, оп. 2, № 32. Здесь же отмечено, что в проекте правильно представлены перспективы экономического и культурного развития, на высоком уровне осуществлена функциональная организация города и др.
Для того, чтобы проиллюстрировать насколько основательно были изучены и продуманы отдельные вопросы в проекте, будет нелишнее привести некоторые проектные рекомендации тех или иных планировочных решений, призванных воздействовать на микроклимат Тбилиси. «Влияние планировки на микроклиматическое развитие города» — как справедливо отмечала комиссия, было — «методологически совершенно новое явление» См. примеч. 4 и впервые было использовано в генплане Тбилиси. Для Тбилиси, города с жарким климатом, рекомендации представлены следующим образом: озеленение склонов, устройство крупных парковых массивов на возвышенностях для охлаждения воздуха; расположение зелёных насаждений таким образом, чтобы они не препятствовали аэрации; размещение застройки таким образом, чтобы дома не задерживали ветров малой скорости и потоков прохладного воздуха вдоль ущелий. Для жилой застройки предлагалось выбирать территории, расположенные на высотных отметках; жилые дома удалять от красных линий на 7,5—10 метров, устраивая между ними зелённые разрывы, способствующие проветриванию внутриквар-

10
2
11

тальных территорий и улиц. Наилучшей ориентацией для зданий признавался север, юг и восток. Рекомендовался также светлый тон окраски домов и уличных покрытий. Во избежание перегрева на улицах предлагалось высадить тенистые деревья с большой кроной и т. д.К   вопросу  о  планировочном   воздействии   на    микроклимат   г.   Тифлиса, Сорегор, 1933, № 5, с. 24
Эти мероприятия должны были существенно улучшить микроклимат города и одновременно отразиться на его архитектурно-художественном образе, способствуя формированию спе-цифического облика, характерного для южных городов.
Почти параллельно с Тбилиси, в 1933 году начинается составление проекта социалистической реконструкции и планировки города Батуми. Характерно, что составленный в 1927 году инженером Свищевским на 25-летний срок проект планировки г. БатумиН. Асатиани,   Градостроительство в Грузии в  1921—1932 годах, Сабчота хеловнеба  (Советское искусство),  1978, № 8, с. 42—43очень быстро, всего за 6 лет, устарел, что, помимо несовершеннности этого проекта, было обусловлено предъявляемыми градостроительству быстрорастущими требованиями жизни. Генплан города Батуми разрабатывался в проектном тресте «Грузкоммунпроект» города Тбилиси (ныне проектный институт «Грузгипрогорстрой») Строительно-проектный трест «Коммунжилстрой»  основан  4.12.1931   года, 1934 г. из него выделился проектный трест «Грузкоммунпроект», Гос. Техн. Архив, ф. 30, оп. 1—7. Авторами проекта были Б. Лордкипанидзе и Л. Сумбадзе, которые работали под руководством А. Николаишвили и И. Киркесали. Молодым архитекторам большую помощь оказали работающие в то время над генпланом Тбилиси специалисты «Гипрограда» во главе с Г. Шелейховским. Вообще, генплан г. Тбилиси, как образцовый, имел большое значение для составления проектов остальных городов Пояснительная записка к проектному заданию  проекта  Социалистической реконструкции и перепланировки г. Батума 1933 г., Социально-экономические установки к проекту Социалистической реконструкции и планировки г. Цхинвали, 1934 Гос. техн. архив Грузии, ф. 30, оп. 4—1, № 25, №  104 .
Кроме генплана города Тбилиси, все проекты, составленные в 30-х годах, были рассчитаны на 15-летний перспективный срок. По проекту количество населения г. Батуми к 1947 году должно было увеличиться почти вдвое и достичь 100 тысяч человек (1932 год — 58.782 чел.), а территория от 1.376 га должна была вырасти до 1.835 га. Как видно из приведённых данных, — Батуми — один из значительных городов Грузии, не был крупным городом, тем не менее он представлял сложную задачу для проектировщиков в силу существования многих разнохарактерных градообразующих факторов. Нужно было скоординировать функции столицы автономной республики, промышленного центра, важного порта, курорта и изменить условия быта и труда в соответствии с новой социальной программой.
В 1933—1934 годах была составлена технико-экономическая записка и задание на проектирование Гос. техн. архив Грузии, ф. 30, оп. 4—1, № 25. Как видно из Пояснительной записки к проектированию, проектировщиками широко был использован материал «Проекта перепланировки г. Батуми» Свищевского и материал Зак. Коммунхоза «О согласовании намечаемых Батумским Коммунхозом работ по благоустройству г. Батуми с нуждами порта, промышленности

12

3

13

и транспорта с проектом расширения порта» примеч.10. В 1934 году при предварительном рассмотрении проектного материала, дала о себе знать неясность  проблемы  развития  всего  района, из-за чего некоторые вопросы задания на проектирование потребовали  дополнительного  уточнения.   Батумским горсоветом были   внесены замечания, требующие  изменения  некоторых положений, что стало причиной задержки проектирования. Замечания касались расположения вокзала, нежелательного скопления новых промышленных предприятий в районе нефтеперерабатывающих  заводов   и   необходимости   их   перенесения в районы Урехского ущелья и к подножию Кахаберской возвышенности, где уже намечался новый промышленный центр. Некоторые изменения  должны  были  претерпеть  курортная зона и вопрос этажности. В 1935 году работа над проектом прекратилась, в чём, кроме вышеназванных   причин,   определённую роль сыграли и временные  финансовые  затруднения. В 1938 году «Грузкоммунпроект» возобновил проектные работыПисьмо   руководителя   мастерской   № 1, И.   Киркесали   в   НККХ   Грузии, 3.1935 г.; Письмо «Грузкоммунпроекта» отделу благоустройства коммунального хозяйства Батумского городского совета, 1.8.1938 г. архив. ГПИ «Грузгипрогорстроя», 3/31 .  На сей раз была составлена лишь новая схема, но она стала документом,   на   который  ориентировалось  строительство   и   развитие города до составления на её основе нового генплана в 1947 году.
В   1933—1934 годах составляется так же проект социалистической реконструкции и планировки города Поти. Автором проекта  был А.  Николаишвили.  По  проекту город  Поти  был представлен как значительный промышленный порт, административно-хозяйственный и  культурный центр  района.  По социально-экономическим   положениям   проектная   численность   населения  принималась в 55.000  чел., территория — 660.70 га. При рассмотрении социально-экономических положений и схемы распределения  территорий на  специальном совещании  По-тийского   городского  совета,    представленный    материал    был признан удовлетворительным, но замечания, высказанные при рассмотрении,   потребовали   его   основательной  корректировки, вследствие  чего,  проектные  работы затянулись до   1938 года. Причиной изменения послужило решение государственных органов о перенесении русла реки Риони к северу на 7 км, перемещении   трассы  железнодорожных   путей   и   реконструкция порта Переписка   коммунального   отдела  городского  совета г. Поти и НККХ Грузии по поводу проекта планировки г. Поти, 1933—1936 гг., Заключения комиссии, выделенной специальным совещанием при Горсовете по рассмотрению социально-экономических установок и схемы распределения территорий проекта планировки г. Поти от 7.5.1934 г., архиа ГПИ «Грузгипрогорстроя». 6/37.
В том же, 1938 году архитектором А. Николаишвили был разработан проект планировки курорта «Малтаква»—местности, находившейся в 7—8 км к югу от Поти, между морем и рекой Капарчина. Территория курорта, площадью до 100 гектаров, предназначенная по проекту для строительства Домов отдыха и Парка культуры и отдыха с благоустроенными пляжами и  объектами   культурно-бытового  обслуживания   курор-

14

та, связывалась с городом шоссейной дорогой Поти-Супса, а также принятой планировкой курорта «Малтаква» широким приморским бульваром вдоль морских пляжей. Этот проект фактически был дополнением к проекту планировки г. Поти, развивал намеченное в этом проекте благоустройство береговой полосы города со стороны моря и решал проблему отдыха трудящихся Проект планировки  курорта «Малтаква», 1938, Гос. техн. архив, ф. 3, оп. 4—1, № 616.

4
С 1934 года разрабатывается также генплан главного города Юго-Осетинской автономной области — города Цхинвали. К проектному 1947 году, в результате роста, Цхинвали должен был стать городом «средних размеров, с определенным индустриальным лицом и функциями административно-хозяйственного центра». Проектное число жителей было установлено в 32.000 чел. вместо существующего количества на 1933 год —10.870 чел. Город должен был занять 358.93 га. Наряду с другими  факторами, способствующими  развитию города,

15
5
16

особое значение придавалось строительству железной и шоссейных дорог. Весь проектный материал был разработан под руководством И. Киркесали. В 1934 году были составлены со-циально-экономические положения и схема распределения территорий, на основании которых был разработан генеральный план. Проектирование города Цхинвали консультировали специалисты «Гипрограда» (Василевский, Бенович, Цукерник). Весь графический материал по схеме распределения территорий и генеральному плану составляла группа архитекторов: Р. Агабабян, Л. Вартанов, 3. Канделаки Социально-экономические   установки  и   материалы   специальных   обследований к проекту социалистической реконструкции и планировки г. Цхинвали, 1934 г. Альбом картограмм к СЭУ и схеме распределения территорий. 4.1934 г. Гос. техн. архив, ф. 30,оп. 4—1, № 104, № 609, 610, 615, 616.
В 1936 году над составлением проекта социалистической реконструкции города Гори начали работать архитекторы Л. Сумбадзе и Б. Лордкипанидзе. В проекте особо подчеркивалось историко-революционное значение города. Гори должен был стать «Показательным социалистическим городом», преимущественно с революционно-мемориальным значением. Проект не предусматривал значительного территориального развития и роста численности населения. Количество жителей было принято в 30 тыс. чел. на 517 га. Новые территории в город включались с севера, вдоль юго-осетинского шоссе. В том же, 1936 году, была утверждена первая стадия работ — социально-экономические положения и схема распределения территорий, а в 1938 году проект был полностью завершёнЛ. Сумбадзе, Архитектурная идея  планировки г.  Гори, Сабчота хеловнеба (Советское искусство), 1936, № 9—10;   Л. Сумбадзе, Генеральный проект планировки Гори, Архитектура СССР, 1939, № 12; Н. Джанберидзе, Грузинская   советская   архитектура, Тбилиси, 1971  (на груз. яз.).
В конце 30-х годов начинается планировка городов Кутаиси и Сухуми. Начатые еще в 30-м году подготовительные работы — топосъёмка и инвентаризация города Кутаиси — продвигались очень медленно и затянулись до 1937 года, хотя рост города, появление новых промышленных предприятий, нужды строительства водопровода и канализации, настоятельно требовали создания единого генерального плана. В 1936 году был составлен лишь опорный план, а с 1937 года началась разработка генерального плана. Архитектором А. Николаишвили (при участии экономиста Л. Лордкипанидзе) была составлена технико-экономическая записка, а в 1939 году — схема распределения территорий Материалы   коммунального   отдела   городского   совета  г. Кутаиси,  Горархив Кутаиси; Т. Ломтадзе, История градостроительства г. Кутаиси и некоторые вопросы его реконструкции, Тбилиси, 1976 (диссертация), с. 84—85; Схема распределения территорий. Архив ГПИ «Тбилгипрогорстроя». 13/1, 13/2, 348/1. Во втором по значению и величине после Тбилиси городе — административно-хозяйственном, промышленном и культурном центре — проектная численность населения была установлена в 185 тысяч человек. Вследствие этого, значительно увеличивалась территория, в основном, в юго-западном направлении.
Параллельное Кутаиси в 1937—1938 годах А. Николаишвили, совместно с Ш. Гоголашвили, работают над составлением генплана города СухумиН. Джанберидзе, Грузинская советская архитектура, Тбилиси, 1971, с. 150; Личный архив арх. А. Николаишвили. В проекте Сухуми представлен как столица Абхазской автономной республики, курорт союзного значения и портовый город. Этот проект, как и проект города Кутаиси, не был утвержден в рассматриваемый нами период, хотя их основные части были выполнены и представ-

17

6
18

7
19

ляют значительный материал для изучения градостроительства 30-х годов.
Составление генеральных планов социалистических городов само по себе было прогрессивным явлением и знаменовало начало нового этапа развития градостроительства в Грузии. В этих проектах город впервые трактовался как гармонично спланированный единый организм и его реконструкция основывалась на идее максимального удовлетворения материальных и духовных потребностей всего населения. Комплексные генпланы должны были обеспечить наилучшие культурно-бытовые обслуживания и создать нормальные условия развития городов. Создание этих условий находилось в непосредственной зависимости от планировочной структуры, от наиболее целесообразного расположения и удобной связи жилых, промышленных, культурно-бытовых и др. объектов. Генеральные планы предусматривали регулирование стихийного роста городов, намечали пути их планомерного развития, создание высокого санитарно-гигиенического комфорта, комплексное решение целого ряда важнейших инженерно-технических и идейно-художественных задач.
Для оценки достижений и определения характерных признаков градостроительства в Советской Грузии тридцатых годов, для определения уровня градостроительного мышления того времени целесообразным представляется рассмотрение материала генпланов, сгруппировав их по основным проблемам градостроительства, на основе анализа их конкретного архитектурно-планировочного выражения.
Особенно интересный с этой точки зрения материал даёт генеральный план города Тбилиси, т. к. он был наиболее полным проектом в свое время, вместе с тем, являлся образцовым в решении основных вопросов для остальных проектов и, как отмечалось  выше,  лучше других  сохранился  до  сего дня.
Прежде всего коснёмся структуры, которая определяет функциональную основу города и существенно влияет на архитектурно-пространственную композицию.
По перечисленным выше генпланам, в формировании структуры городов Грузии, значительную роль сыграли существующая, исторически сложившаяся, часть и природные условия. Наиболее чёткое выражение это нашло в генплане Тбилиси.
Узкое ущелье реки Куры (Мтквари) определило рост Тбилиси в длину, а холмистый пересеченный рельеф — раздробленную структуру, что, как известно, исторически всегда характеризовало этот город. В условиях жаркого климата, для города, расположенного в ущелье, многочастная структура и по гигиеническим соображениям должна была быть удобной, т. к. существующие между холмами балки создавали благоприятные условия для проветривания.

20

Для нового строительства были намечены участки со спокойным рельефом, т. к. возможности строительства в условиях сложного рельефа в то время были ограничены. Таким образом, территориальное развитие города оказалось в зависимости и от уровня строительной техники.
Для получения рациональной структуры по генплану Тбилиси предполагалось зонирование территории, ее разделение по функциям. Каждая отдельная составная часть города — жильё, промышленность, зелёные пространства, обслуживающие и административно-хозяйственные объекты были представлены в виде определённой системы. Каждая из них мыслилась во взаимосвязи с другими частями и четко отделялась от остальных.
Жилые зоны располагались по обе стороны реки Куры. Кроме существующих, жилые районы должны были охватить на севере район Ваке, Сабуртало, Дигоми, Авчала, и на юге —- Навтлуги. От территорий иного назначения жилая зона отделялась санитарными полосами зелёных насаждений и удалялась от промышленной зоны. Жильё по отношению к местам приложения труда, располагалось с учётом дальности расстония между ними, которая не должна была превышать 1-1, 5 км. Работающих в районах Дидубе, Грма-Геле, Авчала должны были обеспечить жильём районы Дигоми, Сабуртало, а в жилом районе Навтлуги должны были разместиться работающие в этом же районе и т. д.
Обособленная промышленная зона расположилась как в северной, так и в южной частях города, в основном, на правом берегу реки, вдоль  железной  дороги,  пересекающей  по  длине весь город.
Зелёные насаждения должны были равномерно распределиться по всей территории, что являлось предпосылкой создания благоприятных гигиенических и микроклиматических условий, одинаковых во всем городе. Проект предусматривал также, равномерное распределение сетей обслуживания, культурно-бытовых, административных, учебных, медицинских, спортивных, торговых и других объектов в определенных функциональных зонах.
Помимо этого, выделены были территории специального назначения, такие, как бальнеологический курорт — у серных источников в южной части города; территория высших учебных заведений — в районе Сабуртало, в западной части; территория железнодорожного хозяйства — вдоль железнодорожных путей и др. В целом, функциональное зонирование Тбилиси отличалось ясностью замысла, что создавало надежный фундамент рациональной структуры.
В проектах, выполненных параллельно с Тбилисским генеральным  планом и после него, ясно   отражены   мероприятия

21

по оздоровлению городской структуры, по созданию рационально размещенных функциональных зон, без чего нормальная планировка в условиях быстрорастущей урбанизации стала уже невозможной.

По проекту Батуми представлялся компактной структурой, чему способствовало расположение города на равнине. Принцип зонирования аналогичен принципу генплана Тбилиси, и при делении на функциональные зоны учитывается существующее положение и тенденции развития той или иной части городского организма.
Под селитебную зону, помимо существующей, отводятся земли на юго-западной окраине, климатически наиболее здоровые участки. К этой зоне, с юго-запада примыкали отделённые зелёной санитарной полосой территории, предназначенные для новой промышленности. Восточную часть города, как и прежде, занимал порт и существующие промышленные предприятия. Прибрежная полоса выделялась под зону отдыха, которая должна была связаться с курортной зоной. Под зону культурного отдыха предполагалось использовать всю прибрежную полосу, включая Ботанический сад и Зелёный Мыс. Основной массив зелёных насаждений располагался на северо-западной стороне и бульварами связывался с парками жилых районов.
В основу новой планировки города Поти была положена сложившаяся структура, основанная на радиально кольцевой схеме. Проектные мероприятия по функциональному зонированию Поти не вызвали радикальных изменений, в существующей ситуации фактически производилось лишь упорядочение и улучшение функциональной деятельности города. Центр оставался на прежнем месте; промышленные объекты, расположенные в селитебной части, выносились в промышленную зону, сложившуюся вдоль железной дороги на севере города. Обслуживающая сеть, которая была сгруппирована вокруг главной площади,   равномерно   рассредотачивалась   по   всему  городу.
Структура города Цхинвали не имела заранее определяющих значительных факторов ни в виде сложившейся планировки, ни в виде рельефа. Лишь река Лиахви, направление ветров и несколько продольных улиц меридионального направления в определенной мере повлияли на новую планировку. В функциональной организации города значительную роль сыграла проектная железная дорога, вдоль которой, в южной его части, проектировщики располагали промышленные объекты. В Цхинвали, который по проекту представлял компактный организм, расположенный, в основном, на западном берегу реки Лиахви, большую часть территории занимало жильё. Крупные зелёные массивы намечались как вокруг города — в виде ветрозащитного пояса, так и на его территории — в виде санитарных полос, а также парков в центре.

22

Отмеченная выше особенность влияния существующей застройки и естественных условий на формирование структуры городов Грузии весьма характерна и для города Гори, где они оказывают значительное влияние на композицию его структуры. Вместе с тем, расположение отдельных функциональных зон учитывало санитарные нормы и удобство связей, селитебная территория очищалась и изолировалась от промышленности, которая выносилась на правый берег реки Куры и в юго-восточную окраину города.
Центр города оставался на месте, развиваясь в восточную сторону. Создание крупных зелёных массивов предполагалось вокруг города и вдоль рек Лиахви и Куры, а также в жилых районах. При распределении обслуживающих предприятий сохранялся  тот же принцип,  что  в Тбилиси  и других городах.
Не являлась исключением и планировочная структура города Сухуми, также главным образом основывавшаяся на существующей планировочной схеме. Функциональным зонированием, проведенным в проекте, структура города приобретала более рациональный характер. Жилая зона четко отделялась от промышленной, которая размещалась в западной части, у порта. Развивалась селитебная зона в северо-западном направлении, где организовывался новый жилой район. Кольцо крупных зелёных массивов охватывало город, система широких бульваров связывала центральные и периферийные части. В северной и в восточной окраинных частях выделялась курортная зона.
По составленной для Кутаиси схеме распределения территорий также было принято во внимание существующее место: положение отдельных функциональных центров. Промышленный район, образовавшийся в южной части города, вдоль реки Риони, был оставлен на месте. Новая же промышленная зона развивалась в западной части в направлении города Цулукидзе с учётом близости к железной дороге и новой желе¬нодорожной станции. В этом же направлении параллельно с ней планировалось развитие жилой зоны, которая сетью новых улиц и магистралей связывалась со старой частью города, сохраняющей функцию центра и жилья.
Вопрос композиционного центра планировочной и прастранственной структуры социалистического города, несущего главные общественные и административные функции, требовал особого внимания проектировщиков и в генеральных планах должен был занять значительное место, но в большинстве случаев генпланы не ставили вопроса должным образом и не давали его решения.
«История градостроительного искусства» отмечает, что в 20—30-х годах в новой архитектуре еще не сложился образ центра, значение которого, как главного  городского  ансамбля

23

и доминанты было утеряно в девятнадцатом веке в городах, растущих стихийно по воле частных владельцевА. В. Бунин, Т. Ф. Саваренская,  История  градостроительного искусства, т. II, с. 90. Не занял центр подобающего места и в поисках принципов социалистического градостроительства тех лет, хотя отдельные удачные решения образа центра безусловно имелись в градостроительной практике того времени в Советском Союзе. Определенную роль, по всей вероятности, в этом сыграли популярные в 20-х годах идеи децентрализации и линейных городов. Эти обстоятельства в значительной мере повлияли на решение проблемы центра и в городах Грузии. В генеральных планах вопрос центра затрагивается только в связи с решением архитектурно-художественных вопросов и центр города, главным образом, представляется довольно упрощенно, в виде площади. Слабо осмыслен его состав, не продуманы надлежащим образом функции и архитектурный образ, не предусмотрено его территориальное развитие.
Центр Тбилиси по проекту был оставлен на площади Свободы   (ныне площадь Ленина), там, где он образовался  в девятнадцатом   веке,  и   как  большинство  центров  того   времени, был  слабо развит. Сомнительным  представляется  выбор  центром города, растянутого на 22 км с почти 800 000 населением одной  небольшой  площади.  По  генплану  предполагалась   всего лишь реконструкция площади с освобождением  ее территории  от старого  каравансарая  и  расширение улицы  Коминтерна — узкого проезда, связывающей площадь с проспектом Руставели,   главной   продольной   магистралью   города.   На   самой площади  предполагалось воздвигнуть   12-зтажное   административное здание.
Одновременно с проектированием жизнь корректировала некоторые проектные решения. Текущее строительство важных административно-политических и общественных зданий на проспекте Руставели и прилегающих к нему территорий, расширяло границы центра и его функции распространяло и на главный проспект, на котором, и без того уже существовали значительные центрообразующие объекты, такие, как драматический и оперный театры, центральный телеграф. Новыми же объектами, сыгравшими ведущую роль в формировании центра были: Дворец правительства (конкурс 1932—1935 гг., построен в 1938 году по проекту архитекторов В. Кокорина и Г. Лежава), Институт марксизма-ленинизма (1938 г., А. Щусев), здание Центрального комитета партии (1930 г., Н. Северов), кинотеатр Руставели (1939 г. Н. Северов).
В виде небольших площадей представлены центры Батуми, Поти, Цхинвали, Сухуми, Кутаиси. Подобный же подход к вопросу решения центра прослеживается и в генпланах других городов. В то же время в Батуми и Цхинвали авторы стараются поместить центральную площадь в геометрическом

24

центре города и связать магистралями и бульварами с жилыми районами и со значительными промышленными и общественными объектами. В Батуми, стихийно сложившийся на пересечении улиц Коминтерна и Ленина центр авторы переносят на более удобное место, в непосредственном соседстве с городским Парком культуры и отдыха, и связывают с портом, железнодорожным  вокзалом  и  периферийными  районами.
Центр города Поти не менял своего места и оставался на площади у южного рукава реки Риони, проект предусматривал лишь улучшение его связей с отдельными  районами.
В городе Сухуми расположение центра, его масштаб и архитектурное лицо уже определилось до начала проектирования генплана построенным на площади в центре города в 1933— 39 гг. по проекту Г. Шуко и В. Гельфрейха Домом правительства. Центр по проекту был связан с основной продольной магистралью, пересекающей весь город и связывающей его с промышленной зоной на западе и курортной на востоке.
В   1937 году строительством Дома Правительства  по  проекту М.  Шавишвили  зафиксирован  центр  города  в  Цхинвали. Значительным было для формирования центра города Кутаиси  строительство гостиницы  по  проекту М.  Чхиквадзе,  начатое в   1937  году  и строительство  здания  театра,  начатое в 1933 году по проекту Ш. Тавадзе.
В отличие от остальных в проекте генерального плана города Гори, выполненном во второй половине 30-х годов, вопросу центра отводится ведущая роль. Здесь центр — носитель основной градостроительной идеи и функции. Он удачно расположен на месте исторически сложившегося центра, на естественно выявлённом рельефе вокруг холма, с крепостью и домом-музеем Сталина. Территориально ему отводился довольно обширный участок и  мыслился он, как узел всех   основных улиц.
Сразу же по составлении генплана Гори начинается осуществление замысла авторов и строительство объектов центра. В 1937 году по проекту архитектора М. Непринцева строится защитный павильон дома-музея Сталина. В 1939 году — Государственный театр (авторы Ш. Тавадзе, М. Чхиквадзе) и Педагогический институт, но в дальнейшем из большого центрального комплекса развитие получил только проспект Сталина.
Одной из главных причин, вызвавших необходимость реконструкции и перепланировки городов, была старая уличная сеть, которая уже не обеспечивала нормальной связи между их отдельными частями, не могла удовлетворять требованиям возросшего транспортного движения.
Именно этим проблемам — проблемам реконструкции уличной сети и упорядочения  движения,  уделено  особое внима-

25

ние в вышеназванных проектах. В них намечены значительные меры по реконструкции существующей и по созданию новой удобной и целесообразной системы улиц и площадей. Принцип, принятый за основу реконструкции во всех случаях один, хотя качество архитектурно-планировочного решения различное. В генеральных планах учтено то обстоятельство, что эти города уже имеют так или иначе сложившуюся уличную сеть и поэтому, в существующих частях города не производится радикальных изменений, не нарушается принципиальный характер структуры уличной сети. Она приобретает лишь более дифференцированный вид, предполагается благоустройство и реконструкция улиц и площадей согласно требованиям современного транспортного движения.
Для города Тбилиси одной из основных жизненно важных задач была реконструкция сложной, нерационально разветвленной сети узких и коротких улиц. Наряду с этим, нужно было связать новые жилые и промышленные районы с центром, спроектировать широкую проезжую часть и большие площади для удобного и безопасного движения. Особое значение придавалось устройству продольных магистралей, которые наметились уже давно, но не были развиты должным образом, так как отдельные существующие участки этого направления были оторваны друг от друга на большом расстоянии, в некоторых местах разрыв достигал 2—3 км. Поперечных магистралей вообще не существовало, что являлось большим препятствием для транспортного движения. Не хватало и мостов. Существующие немногочисленные и малогабаритные площади (в среднем по 0.37 га) не могли обеспечить ни разгрузки движения, ни выполнения общественных функций.
В проекте генплана Тбилиси была заложена развитая стройная система улиц и магистралей. Как в новых, так и в старых частях города улицы дифференцировались по значению и по назначению соответствующими им габаритами и профилями. Так, по значению были выделены улицы трёх видов: магистральные, местные и внутриквартальные, по назначению улицы делятся на 5 групп; а. — транзитные, б. — пассажирские, в. — грузовые, г.—смешанные и д. — пешеходные.
Во всех районах предполагалось устройство одной магистрали типа «а» (шириной 40—60 метров, уклон 4%) и ориентированных на нее УЛИЦ другой категории (для них допускается уклон 6%). К примеру, в районе Сабуртало основная ось — магистраль типа «а» (имеет направление нынешней улицы Павлова). По этой магистрали устраиваются две площади— транспортная и архитектурная, главная из которых, площадью 6 га, располагается в начале магистрали. В районе Ваке магистраль типа «а» пересекает весь район и направля-

26

ется в сторону села Цхнети, а в Дигоми совпадает с Военно-Грузинской дорогой.
В целом уличная сеть города представлена в виде прямоугольной сетки и запланирована с учётом взаиморасположения жилых районов и зон приложения труда и направления господствующих ветров. Для создания продольных транспортных артерий на обоих берегах реки существующие отрезки улиц продольного направления соединялись друг с другом. Военно-Грузинская дорога Верийским спуском соединялась с улицей Ленина, далее с проспектом Руставели и через площадь Свободы, выходила к бальнеологическому курорту, следуя к Соганлуги и формируя правобережную транспортную ось, по всей длине пересекающую город. По левому берегу, почти параллельно, из Грма-Геле через Дидубе, по улице Советской и по Кальяевскому подъему, вторая магистраль направлялась к Навтлуги. Эти магистрали связывали все районы растянутого в длину города. Одним из наиболее удачных и значительных проектных решений было создание на набережных реки разгрузочных транспортных магистралей. Такие же продольные магистрали были дополнительно намечены на обоих берегах на территориях, находящихся на высоких отметках склонов.
Большое значение придавалось в проекте и созданию необходимых поперечных связей. С этой целью, наряду с развитием улиц этого направления, было решено построить шесть новых мостов через Куру. Предполагалось построить два моста в районе Дигоми, один в Авчала, два в Грма-Геле. Таким образом, один из самых крупных жилых районов — Дигоми — связывался с промышленными районами, расположенными на левом берегу. Был запроектирован также мост в районе Дидубе, связывающий его с новым проектным районом в Сабуртало.
В существующей части города участками наиболее интенсивной реконструкции были площадь Свободы и «Майдан», а левом берегу реки район Муштаида, Кальяевский подъем, Кахетинская, площадь. Здесь намечались также несколько новых улиц и площадей. Площади создавались на пересечении значительных транспортных улиц, например, площадь на пересечении улиц Ленина и Меликишвили, площадь на пересечении правобережной продольной магистрали с поперечной улицей, связывающей новый жилой район Ваке с левым берегом (нынешняя площадь Героев), площадь на «Майдане» на месте старого базара. Из существующих улиц значительно должны были расшириться улицы: Камо — до 20 метров, проспект Плеханова — до 30 метров, улица Советская — до 30 метров, улица К. Цеткин — до 45 метров. Расширялись также существующие площади Вокзальная и К. Маркса.
В  проекте должное  внимание  было  уделено  определению

27

типа улиц и принципу их застройки. Профили улиц предусматривали газоны, ряды тенистых деревьев для защиты от пыли и жары. Вдоль улиц предполагалось выстроить 4—5-этажные дома, а вдоль наиболее значительных магистралей — 6—7-этажные, с отступом от красных линий. Здания не должны были сплошным фронтом ограничивать улицы, между ними должны были оставляться «разрывы» и с улиц должны были открываться   перспективы  на   внутриквартальное пространство.
Генеральный план города Батуми так же предусматривал устранение многих дефектов существующей уличной сети. С этой целью она должна была основательно реконструироваться и принять вид дифференцированной ясной системы. Несмотря на то, что существующие улицы (исключая лишь прилегающий к порту самый старый участок), имели довольно широкую проезжую часть (20—25 метров), частые перекрёстки, созданные прямоугольной сеткой малогабаритных кварталов, создавали неудобные и небезопасные условия движения. Из-за системы взаимоперпендикулярных улиц удлинялись расстояния. не было возможности устройства прямых связей. Значительным препятствием для транспортного движения являлась и желез-нодорожная линия, проходящая по Тбилисской улице. В самой же старой части, начиная от Тбилисской улицы, к порту вели слишком узкие и короткие улочки с частыми и неловкими пересечениями. Такими же неудобными были и маленькие площади, не было тротуаров, газонов и др.
По проекту, для сокращения числа параллельных улиц, в первую очередь должны были укрупниться кварталы до 6 — 10 га. Предполагалась классификация улиц по характеру движения и назначению с соответствующими профилями и оформлением. Проходящая параллельно набережной улица Чавчавадзе предназначалась для основного грузового движения, а улица Тельмана, которая выходила на шоссе Кеда-Хуло — для пассажирского движения. Основная прямоугольная сетка пересекалась двумя диагональными магистралями, которые связывали центр с окраинными районами, значительно сокращая расстояние. Как и в предшествовавшем проекте, здесь опять ставился вопрос о необходимости выноса железнодорожной ветки из города. В районе порта, который больше всего нуждался в реконструкции хаотичной уличной сети, значительным мероприятием было раскрытие к морю замкнутых улиц, связавших город с портом.
В городе Поти генеральным планом принципиально сохранена существующая радиальная система, но её развитие на юг, следуя за территориальным ростом города в этом направлении, идёт уже по прямоугольной сетке. В существующей части предлагается укрупнить кварталы, сократив число транспортных улиц.  Из кольцевых и радиальных намечается выде-

28

лить основные артерии, связав их с новыми селитебными и куроротными территориями. Ширина улиц масштабно сочетается с высотой домов, вдоль улиц устраиваются тротуары, озеленение и дренажные каналы.
При проектировании уличной сети города  Цхинвали  авторы  опираются   на  три  наиболее  значительные  улицы.  Это — улица Коммунаров, пересекающая всю городскую правобережную территорию и связывающая её с левым берегом, вторая — Джавская, связывающая северный и центральные районы, третья — улица Сталина, связывающая центр с южным районом. Эти улицы,  вместе с  новой  улицей  Восьмого  июля,  намечены магистральными улицами.  Остальные  расположены  по  прямоугольной схеме  (поперечные — экватариального и продольные — меридионального  направления)   и  делятся  на  две  основные труппы  по  характеру  застройки.  К первой  группе отнесены улицы с редкой застройкой, пролегающие через сады, в основном в северной части города. Ко второй группе относятся улицы с плотной застройкой 2-х этажными домами. Ширина улиц от существующих в среднем 4.4 метров увеличивается до  18— 21,6 метров. Для прямоугольной схемы улиц в проекте даются определенные параметры. Между     магистральными  улицами расположен большой прямоугольный квартал площадью около 6 га, который состоит из 9 малых кварталов, между которыми оставлены  дороги  для  пешеходного  движения   и,  таким образом, в пределах большого квартала пешеходное движение раз-гарничено от транспорта.
Профили улиц, которые даются в проекте, включают тротуары и озеленение в виде газонов или бульваров, автостоянки и полосы для велосипедов, определены также процент уклонов и радиусы поворотов. Ширина бульваров на главных улицах устанавливается с учётом условий инсоляции: на поперечных — рекомендуется 20 метров, на продольных — 15 метров. С шириной улиц сочетается высота застройки. Уличная сеть рассчитана согласно норм Гипрограда. Предполагаемая «Свободная застройка» улиц должна учитывать все требования   освещения,  проветривания  удобства   движения.
По генеральному плану города Гори система магистралей и площадей подчинена единому идейно-архитектурному замыслу проекта, формированию центрального историко-мемориального комплекса. Ведущую роль играют три магистрали. Одна из них улица Ленина (существующая главная улица города) расширяется и соединяется с кольцевым бульваром, запроектированным вокруг холма с крепостью. Вторая улица Сталина того же направления (север-юг), что и улица Ленина, связывающая Вокзальную площадь с главной площадью города и ведущая к «историческому кварталу» с домом Сталина — разделяется и направляется к двум транзитным шоссе — Тби-

29

лисскому и Цхинвальскому. Перпендикулярная к первым двум третья магистраль, связывает две остальные и проходит через главную площадь. По замыслу авторов, транзитные дороги обходят город, чем исключают сквозное движение и перегрузку улиц транспортом. Остальные улицы представлены в виде прямоугольной сетки укрупненных кварталов, жесткость которой, смягчена наличием диагональных и криволинейных улиц. В генплане Гори, как и в других генпланах, предполагается дифференцирование и благоустройство улиц. Помимо площадей центрального ансамбля, все поперечные (направление восток-запад) улицы заканчиваются небольшими площадями выходящими в зелёный массив, окружающий город.
В  городе Сухуми  по  проекте   сохранялась   существующая уличная  схема,  которая   формировалась   из   параллельных  набережной и  перпендикулярных к ним  улиц,  но  она  подвергалась значительной  реконструкции.  В первую  очередь,  путём укрупнения  кварталов,  производилось  разрежение  сетки, дифференцировались   улицы    по    значению,    выделялась    главная ось — параллельная  набережной улица  Кирова, которая  расширялась  и  превращалась  в  главную  улицу.  Она   пересекала весь  город;  связывая  центральную  площадь  с  окраинами, со-единялась с Келасурским шоссе и направлялась к куроротной зоне. Особое  значение   придано  поперечным   улицам,  которые направлены с севера к морю. Эти улицы — Фрунзе, Октябрьская, Сталина, Тархнишвили — представлены в виде широких бульваров.  Они  раскрывают  вид  на   море и хорошо связывают  пространство  города  с  ним.  Кроме центральной  площади проектом   не   предусмотрено   устройство   других   значительных площадей,  но на  пересечении главных улиц всюду даются небольшие   расширения.   Интересно   решён   вопрос   транспорта в «посёлке  железнодорожных  рабочих» — в   новом  жилом   районе, который предполагалось  построить  на  северо-западной окраине города. Он разработан наиболее детально. В его планировке  авторы  создают условия   разграничения    пешеходных и транспортных дорог, устраивая тупиковые въезды в кварталы Личный архив арх. А. Николаишвили.
Как уже отмечалось, в рассматриваемый нами период для города  Кутаиси  не  был  полностью  составлен   проект   реконструкции и трудно судить о принципах планировки уличной сети по схеме распределения территорий, но здесь уже  намечены  основные  направления  главных  магистралей  к югу,  к  существующему  промышленному  району,  и  к западу,  в  сторону новых  жилых  и  промышленных  районов.   В  старой части  города уличная хаотичная сеть приведена в порядок, укрупнены и упорядочены кварталы, выделены главные и второстепенные улицы, намечены площади.
Наряду с мерами, направленными на улучшение и оздоровление городской структуры, значительным представляется вопрос размещения промышленности в городах, поставленный

30

в проектных работах с учётом перспективы развития как самой промышленности, так и городов в целом. При решении вопросов реконструкции большое внимание обращено на промышленность, градообразующее значение которого значительно возросло за годы социалистической индустриализации, на целесообразное и удобное расположение его объектов на городской территории, на создание наилучших условий труда. Заслуживает внимания, в первую очередь, решение этой проблемы в столице республики. После установления Советской власти промышленность Тбилиси стала быстро развиваться, но новые, как и существующие объекты в городе располагались стихийно. Больше половины мелких предприятий было разбросано по всему городу. Остальные же, более крупные промышленные предприятия, были расположены около проспекта Плеханова и вокзала, в районах Надзаладеви, Харпухи, Дидубе, Навтлуги. Только в редких случаях отмечалась забота о соблюдении условий санитарии. По генеральному плану было предусмотрено дальнейшее развитие промышленности, преимущественно легкой индустрии, с целью превратить столицу Грузии в крупный промышленный центр. После достижения проектной нормы населения, предполагалось приостановить рост промышленности в городе, чтобы не увеличивать плотности населения в условиях дефицита свободной территории и не «углублять разницы между городом и деревней». По проекту, существующие технически отсталые предприятия ликвидировались, мелкие объединялись и перемещались в специальные промышленные зоны, организуемые с учётом интересов города и промышленности. Вынесение из селитебных зон промышленности освобождало в городе большие площади, оздоровлялся воздух и создавались благоприятные гигиенические условия. Удовлетворению санитарных требований города придавалось первостепенное значение. Вредная (химическая, нефтеперерабатывающая) промышленность была вынесена за город в окраинный район Навтлуги, с учетом направления ветров и течения реки, которые должны были выносить вредные отходы из города. Промышленные районы от территорий иного назначения должны были отделяться зелёными санитарными полосами. Кроме того, проект предусматривал благоустройство и озеленение самих промышленных районов с целью обеспечения нормальных условий труда, что само по себе яв-лялось наилучшим проявлением высоких принципов социалистического градостроительства.
В проекте промышленность города Тбилиси представлена в виде системы взаимосвязанных однородных предприятий, в виде промышленных комплексов. Так, например, в промышленном районе Дидубе, рядом с войлочным заводом размещается связанная с ним фабрика искусственной шерсти, ковроткацкая

31

и швейная фабрики и др. Промышленные районы с учётом наибольшей эффективности кооперирования производственных процессов и энергоснабжения производства, организовались в Навтлуги, Дидубе, Грма-Геле, Квемо Авчала (по второму варианту: Дигоми, Кукия). Для промышленной зоны рационально должны были использоваться естественные условия. В соответствии с требованиями промышленного строительства, выбирались участки со спокойным рельефом, в основном вдоль железной дороги и вблизи реки для наилучшего обеспечения предприятий водой, транспортом и др.
Для  города   Батуми  проектом   были   намечены  значительные  мероприятия  по организации    и    удобному    размещению промышленности.  Для  зоны  новой  промышленности  была  выделена  большая территория  на южной окраине города  в  районе  р. Урехи.  Её  перспективное развитие   намечалось   параллельно городу  в  южном  и юго-восточном  направлении.  В эту же зону предполагалось вынести разбросанные в городе в случайно приспособленных зданиях    промышленные объекты и включить их в единый промышленный комплекс. Зона организовывалась с соблюдением санитарных требований и удобства функционирования промышленных объектов. Она была отделена от селитебных территорий зелёной полосой и непосредственно связывалась с рабочими жилыми районами, проектируемыми вдоль промышленной зоны, на юге города. Но решение проблемы промышленности города Батуми имело и значительные недостатки, не искорененные и посей день. Существующая промышленность,  которая  была   расположена   в  северо-западном   районе  города,  на  прибрежной  полосе,  между  горами   и   морем,  в районе ущелья р. Королис-Цхали, по проекту оставалась на месте. Эти объекты (нефтеперерабатывающая, чугунолитейная, деревообрабатывающая,   производство    красок,    нефтехранилища), хотя и были удобно расположены по отношению к порту и железной дороге, занимали  весьма  нежелательную   позицию по отношению  к  господствующим   ветрам,  дующим   в сторону города, значительно загрязняя его воздушный бассейн. К тому же, скопление промышленных  предприятий  на  указанной  территории   препятствовало территориальному  развитию  города в сторону Зелёного Мыса.
В городе Поти существующая и проектная промышлен¬ность в основном была связана с портом. Исходя из этого положения, в проекте промышленная зона была организована в непосредственной близости к порту и железной дороге, к се¬веру от селитебных территорий. От города, помимо обязатель¬ной санитарной зоны, она отделялась и рекой Риони. Около р. Капарчина, на востоке города, с соблюдением санитарных норм, размещались те объекты, которые были связаны с рыб-

32

ным промыслом. Небольшие промышленные объекты, связанные с обслуживанием города, группировались вокруг центра. При планировке промышленной зоны города Цхинвали авторы руководствовались теми же принципами, что и в генеральных планах вышеупомянутых городов. Промышленная гипотеза предусматривала значительное развитие промышленности с тем, чтобы к 1947 году Цхинвали превратился в развитой промышленный центр. Существующие полукустарные предприятия (производство кирпича, продуктов питания, деревообрабатывающие и металлообрабатывающие промышленные объекты), занимавшие в городе случайное место, вместе с проектной промышленностью, связанной с обработкой минеральных ресурсов района, представлены в виде двух групп: градообразующей и обслуживающей город. Промышленные предприятия в зоне размещались с учётом наиболее удобного технико-экономического кооперирования. Например, в одну группу включались деревообрабатывающий комбинат и мебельная фабрика, фабрики консервная, кондитерская и безалкогольных напитков и т. д. Основная промышленная зона проектировалась в южной части города с учётом близости и направления течения реки, направления ветров и проектной трассы железной дороги. Кроме того здесь и спокойный рельеф соответствовал потребностям строительства. Наряду с железной дорогой, для нужд промышленности в проекте большое   значение   придавалось   развитию   шоссейных  дорог.
По генеральному плану Гори в развитии города промышленности отвадилась второстепенная роль и не предполагалось её значительного развития (промышленности выделялось всего 53 га). Промышленная зона создавалась на правом берегу реки Куры, на юге города около вокзала, но часть невредной промышленности предполагалось разместить и на левом берегу, на территории бывших «садов Гамбарашвили». Существующий консервный завод временно оставался в центре города с соблюдением норм гигиены.
Как отмечалось выше, соблюдение норм благоустройства и озеленения промышленных зон, а также их изоляция от селитебных территорий иного назначения, были обязательным условием в каждом проекте. По тем же принципам организуются промышленные зоны в городах Сухуми, где промышленная зона запроектирована на западной окраине города и в Кутаиси, где укрупненная и кооперированная промышленность в основном располагалась в двух зонах: одна развивалась на юге, вдоль реки Риони, вторая — на западе, в районе железнодорожной станции Кутаиси Вторая вдоль железной дороги, параллельно следуя за развитием новых селитебных территорий в этом направлении. Часть существующих объектов, лимо-

33

надный  и  консервный  заводы,  обувная  фабрика  и  др. — оставалась в городе.
По проводимому функциональному зонированию, территория, отделенная от промышленности и зон специального назначения, предназначалась под жилые районы, объекты общественного обслуживания и озеленение. Прогрессивные принципы социалистического градостроительства нагляднее всего нашли выражение в организации жилой зоны, которая в системе города занимала наибольшую площадь и пользовалась наибольшим вниманием проектировщиков. Она совмещала жилые и общественные функции. В основе её организации лежала идея создания для населения максимально хороших бытовых условий и идея «освобождения женщин от семейного рабства». Жилая зона, по генеральным планам формировалась в виде жилых районов, представляющих систему дифференцированных по функции кварталов — жилых и общественного обслуживания. Последние несли в себе те общественные функции, которые непосредственно были связаны с жизненно-бытовыми процессами. Сеть общественного обслуживания жилого района должна была содержать такие учреждения, как детские сады-ясли, школы, общественные прачечные, кухни-столовые, клубные, спортивные и др. объекты.
Первую ступень обслуживания представляли объекты, расположенные   непосредственно   в   кварталах — ясли,   столовые кухни,   прачечные.   Следующую  ступень   представляли  кварталы с чисто  общественными   функциями.   Они   располагались в непосредственном   соседстве   с   жилыми кварталами. Общественные кварталы должны были связываться с районными центрами, которые представляли более высокую, третью, ступень и должны были   выполнять   функции   обслуживания как для жилого района, так и всего города. Эти центры непосредственно подчинялись городским  центрам — высшей ступени общественной   и   административно-политической   организации.    Эта система, которая несомненно являлась значительным достижением социалистического градостроительства,  лежала  в основе всех  проектов, составлявшихся  в  30-х  годах в  Грузии  и  осуществлялась в них с  большей или меньшей  последовательностью. Осуществить с идеальной полнотой этот замысел, целиком реконструировать всю селитебную зону  в городах  Грузии было невозможно даже в проектах, т. к. значительный жилой фонд  уже  существовал. Это обстоятельство  градостроителям не позволило устранить все дефекты старой организации  жилых районов. Поэтому, в существующих жилых районах полагалось снижение плотности населения,  укрупнение   кварталов и их благоустройство  по примеру новых. Допускались кварталы  со смешанными  функциями,  но  с  равномерным  раепреде-

34

лением  объектов  обслуживающей  сети   и   их   максимального приближения к жилью.
В генеральном плане города Тбилиси впервые была про¬ведена реконструкция жилого сектора. Кроме существующих жилых кварталов, на новых территориях организовывались крупные жилые районы. Для них были выбраны климатически наиболее здоровые участки со спокойным рельефом в районах Дигоми, Авчала, Сабуртало, Ваке, Навтлуги (по второму варианту в районе Кукия). Большинство существующих жилых кварталов были лишены солнца и зелени, проветривания и коммунальных удобств. Кварталы были маленькие и замкнутые (95% существующих кварталов были площадью менее 2-х га). В жилых районах не было нужного количества объектов бытового обслуживания и их размещение носило случайный характер.

8

По проекту все жилые районы организовывались по одному принципу и по одной геометрической схеме, но в существующей части допускались некоторые отклонения. В них проектировщики были вынуждены на проектный срок допустить более высокую плотность, чем в новых районах. Если для новых районов плотность принималась равной 330 человекам на гектар, то в старых — 425 человекам, что все же было ниже существующей плотности населения в городе, которая колебалась от 435 чел/га, до 710 чел/га. Соответственно, в старых кварталах и проектная норма озеленения была допущена ни-

35
же — 53%, взамен 64% принятых в новых. Как уже отмечалось, в старых районах допускались кварталы со смешанной функцией, но они должны были укрупниться в среднем до восьми гектаров каждый, по примеру новых кварталов. А новые по всему городу должны были быть однотипными. Размеры квартала и принцип застройки были общепринятыми в Советском Союзе в то время. В проекте давались образцы кварталов, какими должны были застраиваться жилые районы. Образцовый квартал застраивался по периметру однотипными жилыми домами длиной 30 или 60 метров, в основном четырехэтажными, с отступом от красных линий на 7,5 метров. Для создания нормальных условий аэрации и инсоляции квартала между домами предполагались разрывы, которые с торцевой стороны равнялись одной высоте дома, а с фасадной— двум.  Дома   предполагалось   строить   секционные,   осна-

9

щённые на высоком санитарном уровне по требованиям того времени. По новому была осмыслена функциональная и пространственная организация квартала. В его центре оставлялось свободное пространство, которое должны были занять объекты бытового обслуживания, спортплощадки, озеленение. Жилой район состоял из параллельных рядов таких прямоугольных кварталов, с которыми чередовались ряды обслужи-

36

нающих кварталов с школами, кинотеатрами, хозяйственными объектами. В центре каждого района была площадь, к которой примыкали административные кварталы и районный парк.
Значительная  реконструкция  и  обновление  жилого  сектора было намечено в г. Батуми. К моменту начала проектирования город состоял  из  мелких перегороженных заборами  не-проветриваемых  кварталов  с  высоким  процентом  застройки — 60—70%, а  в некоторых —  в районе  порта — 90%.  «Жилой квартал — это территориальная сумма изгрызанных владений, конгломерат жилых зданий» — так характеризуется в проекте существующее положениеЗадание  к  проектированию  социалистической   реконструкции  и   перепланировки г. Батума, Центральный гос. технический архив Грузии, ф. 30,. оп. 4—1, с. 30. Нормы существующей жилой площади — в среднем  5,24  кв.  м. — считались  тогда  ниже  «го-лодной»  нормы. Жилые дома  не имели коммунальных удобств. Достаточно отметить, что только 3%  домов имели водопровод, а освещение —  19,4%. Реконструкция, в первую очередь, под-разумевала понижение плотности населения. Было решено существующую плотность в 500 чел/га довести до 250 чел/га. В существующих  кварталах  ликвидировалось  все  случайные  со-оружения и заборы. Кварталы предполагалось укрупнить, озеленить и благоустроить в  соответствии  с требованиями времени по принципу, принятому для организации  новых жилых кварталов. В старой части устанавливались этажность застройки — 2, 3, 4 этажа, в новой — 4. Норма жилой площади предполагалась 9,5—10 м2 на человека. Жилая зона  города в  проекте была разбита на параллельные полосы прямоугольных жилых кварталов, перпендикулярно к которым размещались полосы с кварталами   общественного   обслуживания.   В   центре   районов планировались парки.
В генплане Батуми, как и в генпланах остальных, сравнительно малых городов, деление на районы не носит такого четкого характера, как в Тбилиси, где некоторой обособленности способствовал и рельеф города. В начале проектирования отличался  от  других  и  тип  жилых  домов,  которыми   предполагалось   застраивать    Батуми.   Подразумевалось в кварталах строить  многоквартирные,  коллективные дома.  т. н. «переходного типа»  и дома-коммуны, но  в  процессе работы над проектом   окончательно   были   приняты   дома   секционного    типа, расположенные по периметру квартала. Как говорится в пояснительной записке, в жилом районе должны были быть созданы условия, «освобождающие женщину, революционизирующие быт»См. примеч. 21, с. 33.
По генеральному плану Поти плотность была принята в 262 чел/га, хотя авторы считали возможным повысить норму до 330—350 чел/га после окончательного решения пгюблемы всего района. Жилые кварталы были расположены на Большом острове и на левом берегу южного рукава р. Риони. Селитебные территории развивались к юго-востоку в сторону Малтаква — курортной зоны, расположенной на берегу моря. На новых

37

участках, в том числе и на южной стороне Большого острова, проектировались укрупненные кварталы стандартного типа, что хорошо увязывалось с характером существующей планировки. Значительным для Поти, который до того на 90% состоял из одноэтажных домов, было решение повысить этажность до трёх. Решено было также укрупнить существующие кварталы и бла-гоустроить их в соответствие с социалистическими нормами.

10

Существенные изменения в планировке селитебных зон намечал генплан города Цхинвали. Этот город до начала реконструкции состоял из неодинаковых мелких кварталов. Самые маленькие кварталы были в центре. Их размеры колебались от 0,26 га — до 1,32 га. Средняя этажность в городе была 1,14, жилая площадь в среднем на человека — 5,7 м2. По проекту организовывались укрупненные кварталы, размером каждый шесть-восемь гектаров, плотность населения в которых была принята в 255 чел/га, норма жилой площади на 1947 — 11 м2. Кварталы со стандартной планировкой с полным составом квартального обслуживания, были расположены длинными осями перпендикулярно к магистралям и отделялись от них защитны-

38

ми зелёными полосами. Они группировались вокруг центра города, Из-за небольших размеров всего города, деление на районы считалось нецелесообразным и поэтому не были организованны районные центры, а схема бытового обслуживания давалась несколько упрощенно. Допустимая этажность была принята не выше трёх.
В городе Гори новые жилые кварталы также должны были организовываться по принятому принципу, и реконструкция существующих подразумевала те же меры по укрупнению и бла-гоустройству, но здесь, в отличие от других городов, из-за повышенной сейсмичности, вопрос этажности стоял в центре внимания. В наиболее опасной зоне в центре высота зданий не должна была превышать одного-двух этажей. В кварталах же, расположенных в восточной части города, допускались трёх-четырёхэтажные жилые дома. В центре, в исключительных случаях, в композиционно важных местах, дозволялось возводить трёх-этажные здания.

11

Как уже отмечалось, в городе Сухуми существующая жилая зона была заключена в прямоугольную сетку магистралей и улиц. Проект предусматривал их укрупнение, функциональную реорганизацию и благоустройство. Лучший пример нового жилого района того времени представляет собой «посёлок рабочих Черноморской железной дороги», планировка которого была детально  разработана  одновременно   с   генеральным    планом

39

(1937 г., автор А. Николаишвили). Участок этого жилого района расположен на левом берегу речки Гнилушки. С севера он граничит с железной дорогой, с юга к нему примыкает проектный спортивный комплекс. Жилой район представляет собой, большой треугольник, разделённый на регулярные кварталы, расположенные по периметру района. В его центральной части расположен районный центр и районный парк. Кварталы застраиваются трёхэтажными секционными домами в основном по периметру, но тип и конфигурация домов чётко продумана, что при планировке дало возможность создать больше разнообразных композиций, чем в других случаях. Кварталы обеспечены озеленением и развитой сетью обслуживания. Весь район окружён бульварами, отделяющими его от железной дороги, речки и других частей города.
Новые укрупненные жилые кварталы планируются и в Кутаиси. На схеме распределения территорий намечены также центры отдельных районов.
По нормам советского градостроительства в социалистической реконструкции городов большое значение придавалось озеленению, его высокими гигиеническим и эстетическим качествам, о чём красноречиво свидетельствуют уже первые послереволюционные программы планировки и застройки.
В  проектах социалистической  реконструкции  городов  Грузии, которые, несмотря на богатые климатические и природные возможности, в большинстве случаев отличались скудостью зелёных насаждений,  озеленение,  как важнейший  фактор создания наилучших условий жизни, заняло одно из ведущих мест. Насколько большое значение   придавалось   озеленению   городской территории, ясно видно из генплана города Тбилиси, в котором в полной мере учтены санитарно-оздоровительные и эстетические качества зелёных насаждений. Из всей городской территории,  равной   10 000 га,  под озеленение отводилось  6500. В проекте дана единая система озеленения. В основном рекомендуются крупные массивы зелени, представленные в виде парков культуры и отдыха в районных центрах или в жилых районах. Они равномерно распределяются по всему городу и связываются между собой сетью бульваров, скверов и богато озеленённых улиц. В районе Навтлуги под парк отводится 50 гектаров, в Районе Ваке предполагается устроить два парка: один в центре — 13,7 га, второй на западной окраине района — 38 га. Значительная территория выделена для двух парков в районе Сабуртало — 22 и 25 га. В центре одного из самых крупных жилых районов — Дигоми — запроектирован парк, площадью в 30 га, одновременно на юго-восточной окраине намечен парк на площади в 61 га. Большая площадь — 110 га — выделена под парк и в районе Авчала. Обширные пространства должны были занять

40

санитарные защитные зоны и сады специального назначения зоологический (100 га, взамен существующих 30), ботанический. (80 га), Дендрологический (4,2 га). Тридцать процентов территории бальнеологического курорта должны были занять зелёные насаждения. Вместе с этим создавались парки на возвышенностях, у озера Лиси и Черепашьего, на плато горы Мтацмицда, которые должны были выполнять роль резервуаров чистого воздуха для города и стать местами культурного отдыха трудящихся.
Значительным мероприятием было озеленение набережных реки Куры. Вдоль благоустроенных набережных предполагалось организовать бульвары и Парки культуры и отдыха со спортивными сооружениями, что, помимо микроклиматического значения, имело большую эстетическую ценность. Вокруг Тбилиси, как и в большинстве городов, запроектированных в 30-х годах в нашей стране, проектировалось лесопарковое кольцо шириной 300 метров с «зелёными выходами» или «клиньями», которые должны были способствовать органическому слиянию с ландшафтом.
Существенной отличительной и, одновременно, прогрессивной чертой советского градостроительства был высокий процент озеленения промышленных территорий и внутриквартальных пространств. Эти положения нашли выражение в генеральном плане Тбилиси. Десять процентов промышленных территорий и шестьдесят четыре процента территорий в жилых кварталах должны были занять зелёные насаждения, что являлось значительной предпосылкой создания наилучших условий быта и труда. Внутриквартальные зелёные пространства, через разрывы между домами, должны были сливаться с озеленением улиц и включиться в единую систему, стать её органическим элементом. В старых районах проект предполагал разрушить малоэтажные строения и «выводить наружу квартальные сады». В частности, это касалось района Плехановского проспекта, где садов было особенно много.
Принципы системы озеленения в основном сохраняются и для других городов в сочетании с существующими условиями, хотя часто осуществляются не в полной мере. Однако во всех городах значительно повышается процент и роль зелёных пространств, например, в Батуми, городе с необычно благоприятными климатическими условиями для развития богатой субтропической флоры, где к началу составления проекта зелёных насаждений на одного жителя было всего 3,2 кв. м (всего по городу 180 га), по проекту норма повышалась до 15—20 кв. м, а в целом площадь зелёных пространств увеличилась более, чем в 4 раза. Характерным было размещение крупных зелёных пространств у рек и морских набережных, как для Батуми, так и для остальных  городов.  В  Батуми  в  виде  Парка культуры и

41

широкого бульвара, был представлен большой зелёный массив на северо-западе у моря. В этот массив включался и существующий парк у озера. Этот массив широкими бульварами должен был связываться с жилыми районами, в которых также были намечены парки. Значительно широкая полоса проектировалась вдоль нового промышленного района, между ним и жилыми кварталами. Высокую норму — 12 м2—предлагает проект и для внегородской зелени. Большое внимание уделено также выбору пород зелёных насаждений.
Высокая норма озеленения (30 кв. м. на чел.— внутриквартальная, 25 кв. м общественная), принята для городов Поти и Цхинвали. В проектах этих городов сохранен зелёный лесо¬парковый пояс и вклиненные в него «зелёные выходы», разделительные санитарные полосы, квартальные зелёные пространства и озеленение улиц. Крупный зелёный массив располагается в центре Поти, у главной площади, на маленьком острове в южном рукаве реки Риони и на берегу моря в курортной зоне Малтаква. В Цхинвали же для зелени отводятся территории вдоль набережной р. Лиахви, границы промышленной зоны, расположенной на юге и  в центре города. Помимо этого, в жилой зоне размещаются три сквера по 4,2 га каждый таким образом, чтобы их большие оси были перпендикулярны большим осям жилых кварталов. Запроектирован также один Парк культуры и отдыха, площадью в 70 га, который должен совмещать и функции районных парков, которые не проектируются отдельно из-за малых размеров города (территория города по проекту 358,99 га, из них 142,6 га должны занять зелёные насаждения).
Кольцо широкого (400—600 м) лесопаркового пояса по проекту охватывает город Гори. Большие парковые массивы устраиваются здесь вдоль реки Лиахви, они сливаются с озеленёнными склонами холма и бульварами, соединяются со скверами на проспекте Сталина и парками в северной и восточной частях города. В южной части города, на берегу реки Куры, территория бывших «садов Гамбарашвили» представлена в виде парка. Следует отметить, что в Гори — городе-мемориале, где общественные кварталы, формирующие центр, занимают площадь в 88 гектаров, в оформлении парадного ансамбля особое значение поддаётся озеленению. Также богато озеленён г. Сухуми, который наряду с административным значением, имеет также значение важного климатического и морского курорта. Окружённый зелёным кольцом город по всей ширине пересекается широкими бульварами, которые соединяются с бульваров на набережной. На Сухумской горе предполагается устроить большой парк. Обширными зелёными пятнами на плане выступают спортивный комплекс на западной стороне города и центр Сухуми. В новом жилом районе также запроектирован районный

42

парк, а благоустройство новых жилых кварталов предусматривает высокий процент озеленения.
По схеме распределения территорий города Кутаиси намечено создание крупных зелёных пространств на северных холмах, на северо-восточной стороне на окраине застройки, вдоль р. Риони.  И на  юго-востоке в новом  жилом  и  промышленном районе.
Существенным качественным показателем грузинского градостроительства  30-х годов  является  забота  об  архитектурно-художественной  организации города.  Наряду с планировочной композицией, актуальной проблемой становится пространственная композиция, что является  выражением  назревшей  потребности времени. В проектах 30-х годов социалистической реконструкции городов Грузии отражено формирование принципов эстетики города. Интересно и правильно ставятся многие вопросы, хотя их архитектурно-планировочное решение часто не стоит на должном уровне. Однако это обстоятельство, на начальном этапе профессионального градостроительства,   нужно   считать закономерным и оно не умаляет значения этого явления с точки зрения развития профессиональной культуры и дальнейшего  углубления  творческих  исканий  грузинского  градостроительства. Именно проекты 30-х годов дали начало формированию архитектурно-художественных принципов грузинского советского градостроительства и их благотворное влияние отразилось на облике города.
Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению проектных решений, отражающих заботу об архитектурно-художественной организации города, надо отметить те обстоятельства, которые способствовали  постановке этих вопросов в советской Грузии ко времени начала реконструкции городов. Как отмеча¬ет исследователь советской архитектуры В. Хазанова, в двадцатых годах «Эстетический идеал в советском градостроительстве еше не определился ни в творчестве архитекторов, ни в трудах теоретиков», даже  многие  программы  проектирования  городов и поселков не затрагивали художественных вопросов градостроительства В. Э. Xазанова,  Архитектура   первых  лет   Октября, изд. М., 1970, с. 68—70. На первый план выступали социально-функциональные вопросы. Но к тому времени, когда в Грузии развернулась социалистическая реконструкция городов,   в   советском   градостроительстве уже происходят значительные изменения, которые протекают под знаком повышения эстетического качества градостроительства. Это явление уже в те годы становится  ощутимым. Французский архитектор А. Люрса, в опубликованной в Париже статье, посвященной  советской  архитектуре пишет: «...с 1932 года покончено с утилитаризмом, эстетическая проблема приобретает новое значение»Советская архитектура, 1934, № 5, с. 63. В определении значения архитектурно-художественного образа социалистического  города, в поиске средств и путей его создания большое значение имела

43

та активная жизнь архитектурной общественности, которая является характерной и наиболее привлекательной чертой тех лет. Выставки архитектуры и публичные рассмотрения проектов, дискуссии о задачах советской архитектуры и градостроительства, национального своеобразия, синтеза и ансамбля; большое количество переводной специальной литературы — все это спо-собствовали развитию эстетических проблем. В направлении творческих исканий немаловажную роль сыграли и решения июльского Пленума 1931 года.
К началу 30-х годов упорядочились и проектные нормы. В шестом томе обязательных норм, разработанном академиком архитектуры А. Шусевым и архитектором Л. Загорским и специально посвященном «Архитектурной организации города и его оформлению при планировке и реконструкции», авторами собран значительный материал практического опыта художественной композиции и оформления целого ряда советских и зарубежных городов и их основных элементовАкад. архитектуры А. В. Щусев,   арх.   Л. Е. Загорский, Архитектурная организация города и его оформление при планировке и реконструкции, 1934. Такое положение и повлияло на возникновение этих вопросов в грузинском градостроительстве.
В генеральном плане города Тбилиси архитектурно-художественные вопросы уже занимают определенное место, авторы хорошо понимают сложность задачи и правильно ставят вопрос: «Задача архитектурной организации Тифлиса особенно ответственна и важна ввиду исключительной живописности ландшафта. Нужно не только создать новый ансамбль улиц и площадей, найти ритм жилой и общественной застройки, построить красивые здания, стоит задача найти гармонию и единство архитектуры, с чарующими красотами природы»Проект  реконструкции  Тифлиса, 1934, Тбилиси, гор. архив  «Тбилгорисполкома», ф. 14, оп. 2, арх. № 14. Однако, реально намеченные в проекте меры не могли дать желаемого результата, т. к. проектом не учитывались совершенно исключительное расположение города и его рельеф, которые давали богатые возможности оригинальных архитектурно-планировочных решений. Не учитывались так же традиционно-сложившиеся приемы строительства старого города на сложном рельефе. Тем не менее — и особо — следует отметить те проектные решения, которые сыграли положительную роль в формировании архитектурного облика города. Правильный выбор территории для дальнейшего роста Тбилиси в ущелье реки Куры, на живописных склонах холмов, богатый и многообразный рельеф которых давал возможность панорамного восприятия, должен был стать, основой интересного решения образа города.
Значительным моментом архитектурно-пространственной организации города было раскрытие набережных и введение в ком-позицию города реки, которая в предшествующие годы оставалась отделенной от него задворками лачуг. Тбилиси вновь приобретал традиционный контакт с пространством реки, которое в восемнадцатом веке еще было органичной частью города, при-

44

давая ему неповторимую прелестьВ. Беридзе, Архитектура Тбилиси, т. I, изд. 1960, стр. 9. Открывающийся вид на живописное пространство Куры с благоустроенными, пышно озеленёнными набережными, должен был стать одним из главных факторов художественного воздействия. Одновременно, раскрытием набережных, два берега, до того как бы отвернувшиеся друг от друга вновь приобретали тесную пространственную связь, способствуя целостности композиции всего города. Проект предполагал «сделать реку непременным элементом в общем восприятии города» См. примеч. 26, с. 317.
В проекте правильно оценено значение существующей старой застройки в районе древней крепости для сохранения индивидуального облика Тбилиси, и с этой целью решено оставить эти кварталы с характерной тбилисской застройкой нетронутыми и органично связать их с новой планировкой. По поводу древней части города в проекте сказано: «Эта часть города не должна изменить в течении проектного периода своего внешнего облика, имеющиеся строения должны поддерживаться в нынешнем своем состоянии, и частично реставрироваться так, чтобы данная часть города представляла крупный музейный экспонат»{fotnote}См. примеч. 26, с. 256
. Вышесказанное относится, в частности, к кварталам Шуа базари, Майдана и Харпухи.
С точки зрения целостности композиции города заслуживают внимания те мероприятия, которые касаются  развития  системы улиц и площадей. Целесообразность и ясность этой системы,   которая основывалась на дифференцированной сети улиц, значительно повышала художественные качества композиции. Сами улицы должны были приобрести новый облик. В их планировке отразился популярный в ряде стран Европы и в Советском Союзе новый подход к значению улицы и организации её пространства, отрицание т. н. «каменного коридора». По проекту, широкие улицы, профиль которых предусматривал пышное озеленение, через интервалы между домами — т. н. «разрывами» — связывались с внутриквартальньш пространством, создавая свободное живописное пространство, что вместе с рекомендуемым светлым цветом покрытия улиц и фасадов зданий, должно  было подчеркнуть южный  характер города. Учитывая живописность ландшафта Тбилиси, не лишено интереса проектное предложение, касающееся архитектурного образа площадей «с раскрытым фронтом», подразумевающее включение природы в их архитектурную  композицию  «площадь, сохраняя свое  архитектурное единство, должна быть раскрыта и в сторону остальных районов города  и  окружающий  горный  ландшафт»См. примеч. 26, с. 314. Однако, этот вопрос, не выходивший в проекте за рамки обших рекомендаций, требовал, по всей вероятности, большей конкретности с учётом места и значения отдельной   площади   в   пространственной  композиции   города. Иллюстрирующие  проект перспективные виды улиц, набережных и площадей, дают пред-

45

ставление об их предполагаемом образе. Они богато оформлены, зеленью, фонтанами, скульптурами, но застройка их .носит сильный отпечаток конструктивизма.
В генеральном плане учитывается архитектурно-художественный эффект озеленения города. «Зелёные насаждения введены, как один из основных элементов архитектуры города»См. примеч., с. 140, — отмечено в пояснительной записке. При планировке парков, бульваров и зелёных пространств в кварталах или вокруг города, кроме их микроклиматического назначения выявляется их значение как декоративных элементов, повышающих эстетическое качество города, как средства оформления площадей, улиц и др. и наилучшего сочетания с окружающим ландшафтом.
Заслуживает внимания и постановка вопроса ночного освещения, оценка его значения в формировании архитектурного облика города. В проекте отмечены те композиционно важные узлы и участки, которые, по мнению авторов, нужно выявить ночным освещением. Одним из наиболее значительных участков авторы считают набережные Куры, освещением которых, должна быть подчеркнута продольная ось города. Авторы проекта считают, что «город ночью должен быть также ритмично организован, как днем» См. примеч., с. 318.
Несмотря на перечисленные положительные моменты планировки, проект имеет значительные недостатки в решении архитектурно-художественных вопросов. В первую очередь это касается общей планировочной схемы. По проекту была принята единая жесткая, геометрическая схема для различных частей города с совершенно различным рельефом. Все районы были распланированы параллельными полосами прямоугольных стандартных кварталов с одинаковой планировочной и пространственной композицией. Даже оси этих кварталов должны были иметь одно направление. Однообразны были и кварталы, которыми предполагалось застроить город. Подобная сухость гео-метрической планировки, в которой сказалось влияние конструктивистского мышления, было распространённым явлением по всей стране, в силу чего, целый ряд городов, запроектированных в то время, получил схематичные планы, не гармонирующие с их естественными условиямиА.   Мостаков,    О   планировке   городов,  Архитектура   СССР, 1936, № 6. С другой стороны, следует предположить, что подобный характер планировки Тбилиси был обусловлен и ведущей ролью Харьковского «Гипрограда». Именно подобная планировка так называемой «шеренгой кварталов» была характерна и для других проектов, выполненных этой проектной организацией З. Гольдберг, Планировка  городов   Союза  ССР, Академия   архитектуры, 1937, № 3, с. 3 .
В генеральном плане Тбилиси поставлен также вопрос силуэта города, но и здесь не приняты во внимание вопрос сложности рельефа и решение его дано формально. По проекту, на фоне общей четырёх-пятиэтажной застройки города, должны были читаться шести-семиэтажные здания в районных центрах,

46

а на площади Свободы, десяти-двенадцатиэтажной композицией должен был быть отмечен центр города. Таким образом, силуэт, с помощью акцентов должен был выразить общественно-функциональную суть города, однако, в условиях пересеченного холмистого рельефа, этот упрощенный прием организации силуэта не мог дать желаемых результатов. В проекте не были отмечены те значительные места, кроме Мтацминда, активизация которых архитектурными композициями способствовала бы формированию выразительного и характерного силуэта города, повысила бы степень его эмоционального воздействия. Как уже отмечалось выше, вопрос центра в генеральном плане рассмотрен только в связи с архитектурно-художественными вопросами и в силуэте ему отведена роль доминанты, но тот прием, которым предполагалось его выделить, в условиях Тбилиси не мог иметь никакого эффекта — он мог быть использован лишь для равнинного города, или для другого конкретного случая.
В проекте реконструкции Батуми вопрос архитектурно-художественного преобразования города занял довольно заметное место. Авторы Б. Лордкипанидзе и Л. Сумбадзе правильно оценивали все недостатки существующего города: отсутствие композиционного единства, монотонность и однообразие существующей сети улиц, бедность озеленения и др. С целью исправления существующей ситуации и улучшения архитектурно-художественного качества города, было решено дифференцировать улицы, выделить магистрали, создать площади, оформить их для организации архитектурных акцентов, связать между собой их для получения единого пространственного ансамбля и выразительного  силуэта.  Проектировщики  считают  нужным   «предусмотреть целостное художественное оформление системы улиц и площадей путём гармоничного сочетания отдельных элементов. Использовать все природные художественные   богатства  города»Задание к проекту соц. реконструкции и перепланировки г. Батума, 1933, с. 23. Центральный гос. технический архив  Грузии, ф. 30, оп. 4—1. Одновременно в проектном задании указано, что «следует, с одной стороны, избегать упрощенчества и уклонов характерных для конструктивизма и функционализма, с другой стороны, навязывания городу архитектурного  лица   коллониальной экзотики» См. примеч. 35 с. 56. Значительными для формирования облика города, были решения, касающиеся прилегающих к порту старых кварталов, а также вопрос озеленения. Проект предусматривал путём укрупнения кварталов, раскрытия и расширения существующих между ними улочек, использовать виды морского простора  и силуэта кораблей для обогащения перспектив и улучшения эстетических качеств улиц. Большое внимание было обращено на создание в городе крупных озеленённых пространств, но основное место в проекте всё же занимают приморские парки и бульвары с пышной субтропической зеленью, оформляющие вид на город с моря. 

47

В существующей планировке Поти, представляющей радиально-кольцевую систему, дающую возможность легко выделить центр из общей ткани города, проект не предполагал существенных изменений. Определённое положительное влияние на облик города должны были оказать новая система озеленения, реконструкция уличной сети, появление новых площадей, реконструкция жилых кварталов, повышение этажности. Но, тем не менее, основной недостаток — игнорирование моря в планировочной и пространственной композиции, значительно снижающий его эстетические качества — не был исправлён. Таким образом, центральная часть города, оставалась целиком оторванной от моря, несмотря на близость к нему.
Что касается проекта генерального плана г. Цхинвали, то его архитектурно-художественные качества не представляют особого интереса. Здесь на художественную организацию городского пространства обращено мало внимания, планировка осуществлена просто, без какой-либо архитектурной идеи, хотя некоторые проектные решения должны были всё же положительно повлиять на облик города.
Немаловажные изменения должны были произойти в архитектурном облике г. Сухуми. Проектные решения, касающиеся укрупнения и благоустройства кварталов, сети улиц, выделения главной магистрали и центра, должны были нарушить однообразие, улучшить уличные и внутриквартальные пространства, обогатить виды и придать чёткость всей композиции. В отличие от других приморских городов, в Сухуми создаётся наиболее тесный контакт города и его центра с морским пространством, осуществляемый широкими бульварами, через весь город спускающимися к набережной, обращнной застройкой к морю. Особое значение для обогащения панорамы города и выявления его курортной функции имели проектные решения, касающиеся устройства парков и курортных комплексов на склонах, близко расположенных к побережью, и возвышающихся над городом гор. Запроектированные для нового жилого района кварталы, по сравнению с остальными проектируемыми в то время в Грузии кварталами, в художественном отношении организованы лучше и имеют возможность достижения большего разнообразия застройки.
Архитектурно-художественные задачи особое значение приобретают в генеральном проекте г. Гори, где все усилия планировщиков направлены на создание единого идейно-художественного организма. Композиция всего небольшого города, в основу которой легло его историко-революционное значение, была построена таким образом, чтобы чётко выявить компоненты, наиболее ясно выражающие его идейное содержание. Носителем этого содержания представлен новый центр, включающий в себя существующий исторический центр и являющий собой

48

ансамбль двух идейно-композиционных узлов. Правильно найдено его место в городе в сочетании с естественной доминантой— крепостным холмом, который должен был способствовать формированию выразительного силуэта и архитектурного ансамбля. По этому поводу автор проекта архитектор Л. Сумбадзе чётко выражает свою точку зрения: «планировочный архи-тектурный центр должен быть согласован с естественно выявленным местом и функциональным центром»Л. Сумбадзе, К вопросу пространственной композиции города, Спец. изд.  Однодневная  газета Союза  архитекторов  Грузии, 1936 (на груз. яз). Одним ведущим элементом центрального ансамбля был холм с музеем революции на верхнем плато и монументом воинам революции у подножия, вторым — домик Сталина. Предполагалось богато оформить склоны холма скульптурами, фонтанами, парадными пандусами. На южном склоне размещалась, также, большая площадь для демонстраций. Нарядно должны быть оформлены и главные магистрали, связывающие эти два пункта. Для придания большей монументальности холму, перспективы всех улиц, направленных к нему, заканчивались непосредственно его видом. Одно-двухэтажная застройка, окружавшая центр, должна была способствовать выделению и усилению художественного эффекта и масштаба холма. Сеть основных улиц подчинялась общему композиционному замыслу. Об этом Сумбадзе писал: «Схема уличной сети должна максимально подчиняться центру композиции. Большинство архитектурных осей направлены к этой доминанте» Л. Сумбадзе, Архитектурная идея планировки г. Гори, Сабчота хеловнеба (Советское искусство), 1936, № 9—10. Из проектных решений, способствующих повышению эстетических качеств Гори, следует отметить пышное озеленение, в частности, парки на набережных, представляющих удачное сочетание зелени с водным пространством и виды на окружающий лесопарковый пояс, которыми заканчивались перспективы всех основных поперечных улиц.
Преувеличение революционного значения города повлекло за собой такое же преувеличенно-репрезентативное решение центра, хотя по всей вероятности, здесь немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что со второй половины 30-х годов, парадность и монументальность в архитектуре и планировке городов приобретает ведущее значение. Увлечение революционным значением привело авторов и к неоправданному игнорированию древней крепости, на развалинах которого должен был быть построен музей революции; стиралось историческое прошлое города, в силуэте Гори исчезал традиционный впечатляющий профиль крепости, что было бы совершенно неоправданной потерей.
Генеральные планы 30-х годов, вызывавшие живой интерес архитектурной общественности, послужили толчком к выяснению и определению многих творческих вопросов. Особенно большой резонанс имел генеральный план Тбилиси, первая полная и полноценная градостроительная работа того периода. При его обсуждении конкретно и чётко ставились принциииаль-

49

ные вопросы архитектурно-художественного творчества и направления развития градостроительства. Одним из важнейших вопросов, рассмотренных на первом съезде архитекторов Грузии был именно этот генеральный план. Несмотря на многие высокие качества, из-за чего советская архитектурная общественность признала его лучшим проектом планировки тех лет, архитекторы отмечали и заостряли внимание на его недостатках, в частности, на неудовлетворительном решении вопросов архитектурной композиции, на эстетической стороне столицы. В статье, посвященной архитектуре Тбилиси, архитекторы Л. Сумбадзе и Б. Лордкипанидзе отмечали, что необходимо найти специфику Тбилиси, чтобы не была допущена та же ошибка, что и при планировке ряда других городов в Союзе, в результате чего появляются «безликие» города. Авторы статьи указывали также, что «богатые возможности создания силуэта города выпали из поля зрения планировщиков и не нашли должного отражения ни в тексте, ни в географической части проекта». Основным, определяющим фактором для создания специфичной архитектуры города Тбилиси они считают рельеф, одновременно указывая на традиционные приемы архитектурной организации, такие как: использование возвышенности для значительных архитектурных сооружений, использование «расположения города на склонах гор и холмов по обоим берегам Куры для созда¬ния своеобразных ансамблей», использование климатических возможностей и традиционных строительных материалов. В статье отрицательно оценивается применение в Тбилиси стандартного жилого квартала, такого, какой можно строить в любом городе, хотя бы в Харькове или Днепропетровске. Тбилисские жилые кварталы должны учитывать сложившуюся в процессе исторического развития специфику жилых районов, отражающих особенности климата и быта}Л. Сумбадзе, Б. Лордкипанидзе, Реконструкция Тифлиса, Архитектурная газета, 1936, № 70 — указывают авторы.
Подобные оценки были высказны и на съезде. Архитектор Н. Северов отмечал, что в проекте не было выявлено какие магистрали и площади должны были стать ведущими в решении пространственного силуэта и одновременно, предлагал безотлагательно составить проекты архитектурно-пространственного решения площадей, реконструкция и расширение которых хотя и велось по генплану, но при их случайной, без заранее спланированной застройке могла быть допущена ошибка. Его замечания касались, также, застройкам новых улиц, проложенных согласно генплана (в частности, в районе Ваке), и ведущейся без общего замысла мелкими домами безличной архитектуры Н. Северов, Архитектура  Грузии,  Архитектурная     газета, 1936, № 70.
Одним из важнейших и популярных вопросов, которому придавалось особое значение в процессе формирования теоретических основ советского градостроительства, был вопрос архитектурного ансамбля.  В этой связи характерным для градо-

50

строительного мышления в Грузии было опубликованное к съезду грузинских архитекторов письмо Л. Сумбадзе — «Некоторые проблемы архитектурного ансамбля» Л. Сумбадзе,   Некоторые проблемы архитектурного ансамбля города, Сабчота  хеловнеба (Советское  искусство),   1939,  №  2,  с. 77, в которзм автор рас-сматривает ансамбль, как высшую форму архитектурного творчества. Рассмотрены им исторические условия возникновения идеи ансамбля, различные типы ансамблей, силуэт города, роль вертикалей в пространственной композиции города, особенности силуэта приморских городов. Последовательно разобраны особенности формирования силуэта, характерные для различных эпох и их идеологическое содержание. Автор обостряет внимание на основной задаче архитектора-градостроителя, которая, по его мнению, состоит в правильном выборе мест архитектурно-художественных центров и подчинении им остальных частей города. Эту мысль он приводит и в генеральном плане г. Гори.
В связи с рассмотрением архитектурно-художественных вопросов, поставленных широко развернувшимися градостроительно-реконструкционными работами в 30-х годах, надо особо от-метить потребность творческого осмысления художественного наследия и использования его лучших достижений, что совершенно закономерно было связано с истоками грузинского советского градостроительства. Надо отметить, что использование в современной архитектуре национальных традиционных форм, с большим или меньшим успехом, происходило и в предыдущий, период, но эти попытки, в основном, носили механический характер. В связи же с социалистической реконструкцией городов вопрос был поставлен уже совершенно по новому, с сознанием необходимости научного, критического изучения национального архитектурного наследия.
На первом съезде архитекторов Грузии в 1936 году, на котором архитектурная общественность обсуждала творческие задачи грузинской советской архитектуры — проблемы стиля, ансамбля, синтеза — основным был вопрос творческого освоения наследия. В отчётном докладе профессор И. Киркесали отмечал: «Для того, чтобы правильно наметить задачи советской архитектуры в Грузии, необходимо, прежде всего, обратиться к тому культурному наследию, которое создавалось более, чем 16 веков в грузинской архитектуре». Касаясь задач градостроительства, он обратил внимание съезда на исторические города: «Высшее проявление синтеза архитектуры с природой — это «города-памятники», — раскрытие законов их создания особо актуально сейчас, перед лицом грандиозного разворота строительства социалистических городов. Мы не можем идти ощупью и наугад, а должны знать твердо, что надо сделать, чтобы получить нужный нам художественный и психологический эффект» И. Киркесали, Отчётный доклад на  I съезде грузинских архитекторов (стенографическая запись), 19.2.1936, Архив СА Грузии, Тбилиси, арх. 17, №21. Приведенная выше выдержка из этого, в сущности, программного доклада, свидетельствует насколько важным для дальнейшего развития считался исторический опыт градострои-

51

тельства. В связи с вопросом национального своеобразия в градостроительстве и архитектуре на съезде дана отрицательная оценка широко распространённому с конца двадцатых годов конструктивизму, который оставил значительный отпечаток на генеральных планах городов Грузии и, несмотря на ряд положительных качеств, не мог удовлетворительно решить художе-ственной задачи, совершенно не учитывая природных и национальных особенностей.
О серьезном интересе архитектурной общественности к архитектурному наслдеию свидетлеьствует тот факт, что на том же съезде была прослушана фундаментальная работа Г. Чубинашвили и Н. Северова «Пути развития грузинской архитектуры» Материалы I съезда архитекторов Грузии, 1936. Архив СА Грузии, Тбилиси, арх. 17, № 21. Таким образом, вопрос о национальном своеобразии грузинской советской архитектуры и об освоении архитектурного наследия был поставлен с глубокой ответственностью перед задачей социалистического градостроительства, однако на этом пути реально ещё существовало много сложностей и ввиду того, что ряд принципиально важных вопросов ещё не был изучён должным образом, на проекты этих лет не оказало значительного влияния. Но работа в этом направлении продолжалась интенсивно. С этой точки зрения, научное изучение памятников грузинского искусства под руководством Г. Чубинашвили оказало грузинской советской архитектуре бесценную услугу, дало ей возможность раскрыть тайны неповторимых художественных достоинств памятников и национальных традиций композиции ансамблей. Академик В. Беридзе, характеризуя творческую научную деятельность Г. Чубинашвили, пишет: «Могучим фактором развития нового советского искусства Г. Чубинашвили всегда считал правильное освещение богатейшего наследия древнегрузинского искусства, сознательное, глубоко осмысленное использование его блестящих достижений»В. Беридзе, Георгий   Чубинашвили, Грузинское   искусство, т. 4, 1955, с.3 (на груз. яз.).
Для изучения памятников искусства большое значение имели выставки, устраиваемые под руководством того же Г. Чубинашвили. Немало было сделано и правлением Союза грузинских архитекторов для того, чтобы архитекторы лучше познакомились с историей и культурой Родины. С этой целью приглашались историки и искусствоведы, проводившие лекции о грузинской культуре, устраивались экскурсии на памятники архитектуры, что помимо познавательного, должно было иметь и практическое значение Архитектурная газета, 1936, № 70, с. 3; № 50, с. 4..
Следует отметить, что в это время, грузинские архитекторы уже строго выступают против формального некритического заимствования и искажения понятия «грузинского стиля». В этой связи, можно привести выдержку из статьи архитектора А. Инцкирвели, выступавшего против механического использования исторических форм национальной архитектуры. Это явление он называл издевательством над прошлым и опошлением современ-

52

ности: «Только путём критического освоения прошлого мировой и грузинской архитектуры, путём кропотливого изучения, можно уяснить себе, какими приёмами ушедших стилей можно вос-пользоваться» С. Инцкирвели, Об архитектуре Грузии, Архитектурная   газета, 1936, № 8.
Таким образом, анализ проектных работ 30-х годов в аспекте специфических задач градостроительного искусства и процесса формирования градостроительной мысли, дают возможность сделать выводы относительно градостроительной деятель¬ности, уровня градостроительного мышления и вклада тех лет в общее развитие грузинского градостроительного искусства, т. е. выявить особенности этого периода, бывшего значительной вехой на пути развития грузинской архитектуры.
Генеральные планы 30-х годов, проекты социалистической реконструкции и планировки — это уже проекты единого, всестороннего развития городов, которые составлялись на основе научно обоснованных социально-экономических предпосылок.
Общей характерной чертой этих проектов, в основе которых положены одни и те же принципы, является всесторонняя функциональная реорганизация и формирование структуры городов, с учётом сложившейся ситуации. Это реконструкция, идущая путём упорядочения, без коренной ломки реально существующего города, занимающего в генеральных планах большую часть проектной территории. Подобный подход вполне отвечал реальным возможностям и лучшим традициям мирового опыта реконструкции городов.
В этих проектах получил дальнейшее развитие вопрос функционального зонирования, впервые поставленный в Грузии в 20-х годах, основанный на глубоком изучении ситуации и научно-обоснованный гипотез развития каждой отрасли и всего города.
Вопрос функционального зонирования решался комплексно, с учётом интересов целого. Размещение отдельных зон в плане города производилось в проектах преимущественно с учётом возможностей удобства взаимосвязи.
В этих же генеральных планах была разработана единая дифференцированная сеть улиц и площадей городов, предусматривающая важность наличия в городе транспортных связей с учётом перспектив развития автомобильного движения, что и легло в основу ныне существующей уличной сети изучаемых городов.
В проектах был принят принцип чёткого разделения улиц по назначению и значению, была намечена также определённая система их распределения по районам. При этом характерно, что проекты не нарушали принципиального характера существующей уличной сети, сохраняя их общую схему и развивая в новых районах.
Основными мерами по реконструкции существующей струк-

53

туры улиц были укрупнение измельченной сети и развитие основных магистралей, характерного н еобходимого для того или иного города направления.
Наряду с этим, нужно отметить еще одну общую черту проектов генпланов 3О-х годов. Следуя одному из основных принципов и требований советского градостроительства, в ре-конструируемых городах было предусмотрено развитое зелёное строительство, способствующее обеспечению высокого гигиенического комфорта и повышению эстетических качеств города.
Предложенная еще в 20-х годах программа зелёного строительства в Тбилиси — идея создания единой системы озеленения города — получила дальнейшее развитие во всех генеральных планах и была включена в комплекс основных градостроительных задач.
Озеленение городов в проектах представлено в виде системы, в которой основную роль выполняют крупные парковые массивы, размещаемые во всех районах, бульвары, скверы и лесопарковые пояса вокруг города, с зелёными «клиньями», устраиваемыми с целью обеспечения органичного слияния с окружающим ландшафтом. Значительным в климатическом отношении можно считать и рекомендации по созданию «зелёных резервуаров свежего воздуха» на возвышенностях, таких, как парк на Мтацминда в Тбилиси, нагорные парки в Кутаиси и Сухуми. Генпланом предусмотрено также обязательное озеленение промышленных и жилых кварталов с высоким процентом внутриквартальных зеленых пространств, в чем наглядно проявляется отличительная и одна из наиболее прогрессивных черт советского градостроительства того времени.
Заслуживает особого внимания то обстоятельство, что с генеральными планами 30-х годов связано утверждение в широком градостроительном масштабе новых прогрессивных принципов жилой застройки и решение проблемы жилого сектора с учётом развития всего города, выяснение градостроительного значения и масштаба жилого квартала, как первичной ячейки жилой застройки.
Особое звучание приобретает этот факт качественного сдвига в градостроительном мышлении на фоне жилищного строительства 20-х годов и тем более досоветского периода. Внедрение достижений передовой градостроительной мысли того времени относительно решения вопроса организации жилого сектора города, представленного в виде единства жилых районов, являвших собой систему дифференцированных по функции кварталов — жилых и непосредственно связанных с ними общественного обслуживания, следует считать значительным достижением грузинского советского градостроительства.
Значительным явлением, имеющим особо важное значение для дальнейшего повышения качества градостроительных работ

54

и развития творческого профессионального мышления, стала постановка вопроса эстетики города, хотя на данном этапе эта сторона заметно отставала от разрушения социально-функциональных вопросов. Вопросы архитектурной композиции всего города, пространственного силуэта, вопросы ансамбля уже появляются в это время в проектах, но в этих первых работах ещё не видно их успешного разрешения. В них все ещё остаются неиспользованы богатые возможности природы Грузии для создания оригинальных высокохудожественных композиций. Для генеральных планов 30-х годов в основном характерна геометрическая прямолинейность планировки, что является отражением конструктивистского мышления, оставившего заметный след во всём советском градостроительстве тех лет.
Показателен в этом отношении хотя бы генеральный план Тбилиси, получивший жесткую геометрическую схему с шеренгой одинаковых кварталов, не гармонирующую с живописным своеобразием ландшафта.
Вопрос пространственного силуэта, хотя и ставился в проектах, но решался весьма схематично, посредством акцентирования сооружениями повышенной этажности городских и районных центров на фоне однообразной застройки улиц, без учёта естественных условий.
Генпланы 30-х годов в своем большинстве не ставили вопроса должным образом и не давали решения единого центра города. Только в генеральном плане г. Гори, выполненном во второй половине 30-х годов, когда в советской архитектуре заметно возрастает значение парадных ансамблей, центр города в виде богато оформленного ансамбля занимает ведущее место в композиции и предстаёт выразителем идейного содержания города мемориала.
С большим успехом решался вопрос, касающийся пространственного образа улиц и площадей. Следуя распространенному в то время отрицательному отношению к сплошь обостренным замкнутым улицам, в генеральных планах намечались улицы, застраиваемые с разрывами, пространство которых через интервалы между домами, сливалось с внутриквартальным про-странством и площади раскрытым фронтом, обращенные к окружающему ландшафту. Однако, тут все же следует подчеркнуть отсутствие художественной выразительности в их общей композиции.
Изменение отношения к окружающей природе и потребность активного контакта с ней видно и в отношении к рекам и морским берегам, к которым большинство городов по проектам генеральных планов уже обращаются широкими бульварами и парками.
О появлении интереса к выявлению характерного облика исторического города говорит и решение о сохранении и вклю-

55

чении старых кварталов в новую планировку г. Тбилиси. Однако, этому принципу не всегда следовали проектировщики, примером чего служит генплан г. Гори. Да и сам принцип не был ещё разработан во всей полноте.
Всё это имело важное значение для городов Грузии, лишенных на протяжении многих лет какой-либо сознательной заботы в этом отношении.
Помимо того, что проекты 30-х годов утверждали в Грузинском градостроительстве прогрессивные принципы планировки, становясь предметом обсуждения и профессиональных дискуссий, они так же способствовали развитию профессионального мышления, расширению отдельных градостроительных понятий и повышению творческой культуры. Именно в связи с ними впервые ставятся должным образом и выясняются такие понятия, как вопрос национальных традиций в градостроительстве, вопрос использования естественного ландшафта и градостроительного ансамбля.
Несмотря на то, что проекты 30-х годов не были осуществлены полностью, они значительно повлияли на формирование современного облика городов, став руководящими документами при их реконструкции. К тому же, они были положены в основу генеральных планов, выполненных на последующих этапах, во многом определив их решения.

56



ნანახია: 10714-ჯერ  
Copyright © 2010 http://gch-centre.ge
Contact information: (+995 32)931338, (+995 32)931538, e-mail: research@gch-centre.ge
Designed and Developed By David Elbakidze-Machavariani